Будущее раздельного сбора отходов

Анна Гаркуша, руководитель направления по работе с органами власти движения «РазДельный Сбор», — о поручениях президента, действующей стратегии, декларируемых ею целевых показателях и необходимости их корректировки

Фото: greenpeace.org

В ноябре 2017 года президент России Владимир Путин дал поручения правительству по работе в области обращения с отходами. Одним из ключевых направлений этого документа было: «в рамках государственной программы Российской Федерации „Охрана окружающей среды“ на 2012–2020 годы выделить отдельную подпрограмму по созданию отрасли обращения с твердыми коммунальными отходами замкнутого цикла (раздельный сбор, транспортирование, обработка, утилизация и размещение), предусмотрев в том числе источники финансирования соответствующих мероприятий, а также целевые показатели ежегодного снижения объемов захоронения и увеличения объемов утилизации твердых коммунальных отходов для достижения уровня лучших мировых стандартов, обеспечить мониторинг достижения таких показателей».

Как мы видим, президент прекрасно разбирается в том, что надо делать с отходами: раздельный сбор стоит на первом месте, размещение — на последнем, а сжигание и вовсе не упоминается.

Однако утвержденная 25 января «Стратегия развития промышленности по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов производства и потребления на период до 2030 года» ничего не говорит о развитии системы раздельного сбора (накопления). Она ставит своей целью отходы обрабатывать, то есть сортировать, досортировывать, прессовать, паковать и тому подобное, а затем их утилизировать и обезвреживать, а также декларирует соответствующие целевые показатели (ЦП).

Удивляет то обстоятельство, что ЦП по утилизации и обезвреживанию почему-то объединены в один: «Одним из основных целевых показателей является доля утилизированных и обезвреженных отходов в общем объеме образованных отходов, которая характеризует поэтапное переориентирование сложившейся отечественной системы обращения с отходами с преимущественного их захоронения на утилизацию и обезвреживание с уменьшением и минимизацией вреда, наносимого природной среде и ее компонентам». При таком целевом показателе невозможно понять, в каком направлении развивается сфера обращения с отходами: утилизации, то есть возврата материалов в ресурсный цикл, или обезвреживания? Если второе, то на основе каких технологий? Ведь можно обезвредить с помощью получения компоста и биогаза, а можно просто сжечь — и уничтожить ресурсы навсегда.

Чтобы идти путем выполнения поручений президента, необходимо внести корректировки в целевые показатели Стратегии, а также дополнить их перечень новыми.

В частности, для повышения уровня утилизации вторичных материальных ресурсов необходимо увеличивать их собираемость от населения через инфраструктуру раздельного сбора (накопления). Индикаторами развития, или целевыми показателями, здесь должны являться:

  1. Доля контейнерных площадок для раздельного накопления вторичных материальных ресурсов и пищевых отходов. Показатель отражает уровень развития соответствующей инфраструктуры и должен расти по годам.
  2. Количество жителей, на которое приходится одна контейнерная площадка. Показатель отражает уровень шаговой доступности контейнеров для раздельного сбора и должен уменьшаться по годам.
  3. Доля вторичных материальных ресурсов, собранных раздельно, к общему количеству образованных твердых коммунальных отходов (ТКО) по фракциям: полимеры, макулатура, стекло, металл, текстиль и так далее. Этот показатель должен расти.

Толчком для реальных изменений должно стать появление целевых показателей, характеризующих направление и масштаб работы с компостируемыми отходами, а именно — с пищевыми и с иловыми осадками сточных вод. Предлагается следующий ЦП: «доля отходов, направленных на компостирование и получение биогаза, к общему количеству образованных отходов». С точки зрения устойчивого развития первый способ лучше второго, поэтому в идеале этот показатель должен быть разбит на два. Достижение такого ЦП продемонстрирует миру, что Россия не собирается повторять ошибки Европы и раскачиваться десятилетиями.

От целевого показателя по обезвреживанию, в том числе сжиганию, пиролизу, газификации и тому подобным способам уничтожения ресурсов, и вовсе следует отказаться, потому что нет неперерабатываемых отходов. Есть отходы, для переработки которых или пока нет денег, и это решаемая проблема, или еще не придумали технологий. И в этом вопросе — вся надежда на будущие поколения.

Автор: Анна Гаркуша, руководитель направления по работе с органами власти движения «РазДельный Сбор»

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции