День сурка в российской электроэнергетике

Две конференции, лейтмотивом которых стал поиск места возобновляемых источников энергии в российской энергетике будущего, прошли в Москве одна за другой. ИД «Коммерсантъ» организовал мероприятие «Энергия 2.0», а газета «Ведомости» в 11-й раз собрала участников «Российской энергетики». Как отметил один из спикеров, эти дискуссии напоминают постоянный день сурка.

Экология 3 мин на чтение
Фото: rg.ru

Перспективы ВИЭ в России невысоки

Доля ВИЭ в энергобалансе планеты была близка к 20% еще в 2015 году. К концу 2016 года в глобальной электроэнергетике на ВИЭ с учетом крупных ГЭС приходилось почти 25%, без последних — около 8%. Во всем мире в сфере ВИЭ работают уже 10 млн человек.

В России доля ВИЭ без гидроэнергетики пока остается на уровне менее 1%. К 2035 году, согласно существующим планам, она вряд ли превысит 3%. Между тем сегодня разговор о будущем ВИЭ в России актуален как никогда. Российская энергетическая отрасль вступает на порог нового большого инвестиционного цикла. Программа договоров о предоставлении мощности (ДПМ), которая стартовала во время реформы электроэнергетики в конце 2000-х годов и гарантировала инвесторам возврат инвестиций в строительство и модернизацию электростанций, подошла к концу. За счет ДПМ было модернизировано около 15% генерирующих мощностей. И потребности в модернизации по-прежнему остаются колоссальными.

В настоящий момент российская электроэнергетика сталкивается с вызовами, которые связаны с устареванием оборудования, ростом потерь электроэнергии при передаче и ростом неэффективности всей системы. Эти проблемы в конечном итоге приводят к росту тарифов на электроэнергию. По оценкам Минэнерго, к 2035 году, возможно, придется модернизировать до 76,5 ГВт ТЭС, притом что совокупная мощность ЕЭС страны сейчас составляет 236 ГВт.

Для проведения модернизации готовится новая программа, которая получила условное название «ДПМ-штрих». Приоритет в ней получит тепловая генерация. Пока под вопросом остается то, как будет поддерживаться сектор ВИЭ после 2024 года: найдется ли место ВИЭ в программе «ДПМ-штрих» или будут разработаны другие механизмы. В любом случае, в соответствии с утвержденной в прошлом году Генеральной схемой размещения объектов электроэнергетики, в период до 2035 года ВИЭ смогут претендовать лишь на общий объем установленной мощности 11,6 ГВт.

Мировые тенденции в развитии ВИЭ

Игнорирование ВИЭ идет вразрез с глобальными тенденциями.

Тенденция 1. Возобновляемая энергетика во многих странах уже сопоставима по цене с традиционной генерацией, и ее стоимость продолжает снижаться.

Тенденция 2. Производство электроэнергии становится все более децентрализованным, и это тоже позволяет снижать стоимость электроэнергии.

Тенденция 3. В мире наблюдается цифровизация энергетической отрасли и переход на умный учет электроэнергии.

Тенденция 4. В электроэнергетике меняется модель потребления — потребитель превращается в просьюмера, который не только потребляет, но и производит электроэнергию, причем чаще всего за счет ВИЭ.

Тенденция 5. Происходит активное развитие технологий накопления, что улучшает и без того хорошие перспективы ВИЭ.

Тенденция 6. Мир переживает масштабную электрификацию, при которой сжигание топлива на месте замещается использованием электроэнергии.

Сейчас уже совершенно очевидно, что мир постепенно переходит на ВИЭ, и в последнее время очень мало кто обсуждает развитие традиционной энергетики, особенно угольной, всерьез.

Противостояние российскому скептицизму

Авторы российских стратегических документов, а также более широкий круг скептиков развития ВИЭ пока по-прежнему отказываются замечать все эти тенденции и продолжают делать ставку на долгосрочный инерционный сценарий, в котором ВИЭ остаются нишевым продуктом. Так, на прошедших в конце марта мероприятиях можно было услышать весь традиционный набор тезисов скептика ВИЭ.

Тезис 1. КИУМ (коэффициент использования установленной мощности) ВИЭ является низким, и это представляет собой большой недостаток.

Тезис 2. Климатические условия России не подходят для масштабного развития ВИЭ. В таких условиях все, на что ВИЭ могут рассчитывать, — это обеспечение электроэнергией изолированных регионов.

Тезис 3. Россия — углеводородная держава, и централизованная электроэнергетика является нашим преимуществом. Поэтому строить ВИЭ-электростанции там, где есть Единая энергетическая система, нецелесообразно.

Тезис 4. В России никто не готов платить за ВИЭ, потому что это дорого.

Тезис 5. Представители отрасли ВИЭ просят уникальных преференций для себя. Но сколько месторождений законсервируют «Роснефть» и «Газпром» из-за перехода на ВИЭ? Сколько газа не будет сжигаться на российском рынке?

Тезис 6. Если ВИЭ — это не так дорого, как принято считать в России, то почему проекты ВИЭ не приходят на рынок и не конкурируют по капитальным затратам с традиционной генерацией?

Однако на минувших мероприятиях на все эти мифические доводы против ВИЭ, к счастью, были даны блестящие ответы.

Игорь Шахрай, генеральный директор «Хевел»: «Если традиционная генерация такая эффективная, то зачем ей нужна модернизация за счет потребителя? Почему она не проводит модернизацию за счет своих средств?»

Александр Старченко, председатель Наблюдательного совета Ассоциации «Сообщество потребителей энергии»: «Что касается справедливых условий, то почему в других отраслях нет ДПМ? Почему металлурги не собирают с рынка деньги, чтобы построить новую доменную печь?»

Автор: Татьяна Ланьшина, научный сотрудник Центра экономического моделирования энергетики и экологии РАНХиГС, российский координатор глобальной инициативы «Распределенная и локальная энергетика» (DALE)
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl/Cmd+Enter