• Экология
  • 17.06.2019
  • 11 минут на чтение

Кто поставил на Zero

Как движение за исчезновение мусора улучшает и шокирует наш мир, а потом на этом зарабатывает

Экологическая инициатива Zero Waste («Ноль отходов») вошла в моду на Западе в конце 90-х — начале нулевых и уже какое-то время активно существует в России. Его активисты считают, что проблема мусора начинается не в контейнерах и на свалках, а в головах обывателей. И если бы они задумывались каждый раз, когда что-то покупают, поняли бы, как много в мире вещей, которые им совсем не нужны.

Последователи этого движения хотят вообще исключить мусор из своей повседневной жизни. И для этого готовы бесконечно ремонтировать одежду, не покупая новую, заменить туалетную бумагу ведром с водой, а одноразовые прокладки — менструальными чашами. Одни считают их экстравагантными невротиками, другие — революционерами, которые ломают стереотипы общества потребления. +1

Химикаты доктора Палмера

Считается, что термин Zero Waste впервые появился в 1970-х годах в американском штате Калифорния и связан с работой компании под названием Zero Waste Systems Inc. Она была основана доктором химических наук Полом Палмером и просуществовала с 1973 по 1982 год. Все началось с того, что исследователь, приехав в зарождавшуюся Силиконовую долину, увидел, как предприниматели просто выбрасывают еще достаточно чистые химикаты. Палмер бесплатно забирал у производителей побочные продукты их деятельности: изопропиловый спирт, фреон, хлористо-водородную кислоту, плавиковую кислоту, ксилол, бутилацетат, медные травители, жидкости припоя и так далее. Затем он за полцены перепродавал их другим предпринимателям, ученым и студентам. Например, растворитель, использовавшийся в электронной промышленности, впоследствии продавался как разбавитель лака, а масла закупались нефтяниками. Этот бизнес принес ему известность.

«Наше предприятие, в отличие от других, бралось за химикаты любых типов. Благодаря своей уникальности Zero Waste Systems Inc. получила международную узнаваемость. А теперь, после закрытия компании, нет ни одной подобной. Главным образом потому, что современные правила обращения с отходами оговаривают лишь уничтожение или захоронение химикатов. А не их повторное использование», — сетует химик на персональном сайте.

Однако Палмер открыл свой Институт нулевых отходов (The Zero Waste Institute), который предлагает различные решения для бизнеса. Кроме того, химик продает свою книгу в Америке за $20, а за ее пределами — за $26.

В 1998–2002 гг. движение «Ноль отходов» на Западе активизировалось, в результате чего образовался союз организаций из различных стран мира — Zero Waste International Alliance.

«В 2002 году представитель эко-движения Сеть переработки отходов (Grassroots Recycling Network, GRRN) Ричард Энтони, знакомясь с материалами к Женевской конференции, удивился тому, что множество из них посвящено именно сжиганию мусора, а не его исчезновению в принципе. И Ричард предложил провести семинар на тему безотходных технологий», — говорится на сайте альянса.

В итоге Энтони собрал команду мечты из активистов, ученых и бывших чиновников. Ну а дальше движение разрасталось, и сегодня у Международного альянса «Ноль отходов» есть свои официальные филиалы и сообщества в США, а также в Канаде, Бразилии, Италии, Швеции и на Филиппинах. Сам Ричард Энтони представляет в движении американцев.

«Zero Waste — это сохранение всех ресурсов благодаря ответственному производству, потреблению, повторному использованию, а также восстановлению продукции, упаковок и материалов без сжигания и захоронения отходов в земле. Без вредных выбросов в воду и атмосферу. Ведь это угрожает окружающей среде и здоровью человека», — так определяется движение «Ноль отходов» на сайте альянса.

Пять правил Беа Джонсон

На сегодняшний день одна из самых известных популяризаторов движения — француженка Беа Джонсон. Во второй половине нулевых она с мужем искала новый частный дом, и, переселившись на время в квартиру, разместила в хранилище множество вещей, которые потом показались ей лишними.

«Я разработала пять правил: Refuse, Reduce, Reuse, Recycle and Rot ("Отказ, сокращение, повторное использование, переработка и компостирование". — Прим. +1). Именно в таком порядке! Сначала мы отказались от всего, что нам не нужно. Например, от пластиковых пакетов, еды в упаковках и одноразовых продуктов, которым можно найти многоразовую альтернативу. В нашем обществе привыкли брать то, что дают бесплатно, будь это лишний пакет или флаер. Потребовалось время, чтобы научиться говорить "нет". Мне кажется, в этом помогли правильные формулировки. У нас их несколько: "Нет, спасибо, нам это не нужно", "Я — минималист", "Я упрощаю свою жизнь". Мой сын говорит просто: "Нет, мне и так OK". Этого достаточно, чтобы объяснить людям свою позицию», — цитирует Беа Афиша Daily.

Затем Беа и ее домочадцы отказались от лишней мебели и электроники, оставив себе только мобильные телефоны и компьютеры.

По мнению Беа Джонсон, 75–80% вещей в гардеробе человека остаются невостребованными.

Предметы одежды можно отдать бездомным и в центры для нуждающихся. Кроме того, их можно ремонтировать, перешивать и так далее. Одежда должна быть многофункциональной, поэтому одну только юбку Беа носит четырьмя способами. А всего у нее 15 предметов одежды и пять пар обуви. И даже нижнее белье она покупает в секонд-хенде.

«Некоторые думают, что покупать нижнее белье, которое уже кто-то носил, — отвратительно. Но в магазине его тоже примеряют, так что я в любом случае порекомендовала бы постирать вещи перед тем, как их надеть», — говорит Джонсон.

Во время интервью пресс-секретарю «Гринпис России» Марии Фаворской Беа заявила, что заменить можно даже одноразовые презервативы, памперсы и женские тампоны.

«Уже многие женщины оценили практичность менструальных чаш. А многоразовые подгузники, вдобавок ко всему, дешевле гор памперсов и меньше раздражают кожу. И я вовсе не хочу сказать, что жизнь без мусора означает жизнь без секса! Многоразовые презервативы тоже существуют, я их видела в нескольких секс-шопах. Они сделаны из силикона и, по отзывам пользователей, очень приятны», — отметила Беа.

Единственная одноразовая вещь, которую все еще используют в семье Беа Джонсон, — туалетная бумага. Правда, Беа пробовала заменить ее лесным мхом, но он быстро высыхает и становится жестким. Зато она догадалась использовать свою менструальную кровь для удобрения садовых растений, о чем написала недавно в своем Instagram, на который подписано более 220 тысяч человек. Беа учит своих подписчиков жить без мусора, подчеркивая, что ее семья в год производит лишь литровую банку отходов.

Монетизация нуля

Многие считают Джонсон эксцентричной, но никто не спорит с тем, что она блестяще умеет продвигать свои идеи. Крупные продовольственные компании используют ее блог, чтобы донести информацию о своих программах по сокращению отходов до лояльной аудитории.

Один из недавних постов Беа посвящен инициативе компании Uniliver, которая в настоящее время осуществляет доставку собственной продукции в многоразовой таре — мороженого в контейнере из нержавейки, майонеза в стекле и так далее. Тару производитель обещает забрать и наполнить заново.

В другом посте Джонсон дает ссылку на магазин для «зеровейстеров», где можно купить органические продукты в правильной упаковке. Кроме того, Беа и ее соратники создали карту для поиска магазинов с подходящими для единомышленников продуктами в различных странах мира. На сайте с картой предлагается внести пожертвования.

А еще Беа Джонсон — автор книги Zero Waste Home, которая научит вас жить по принципу безотходности. Книга уже переведена на более чем 25 языков, среди них — украинский, а скоро обещают и русский перевод. На сервисе Amazon в бумажном варианте книга стоит $12, а в аудиоформате — почти $26.

Конечно, Джонсон не откажешь в умении монетизировать свою тему, но в этом есть и большая заслуга набирающей обороты с сумасшедшей скоростью популярности Zero Waste.

Нулевики средней полосы

Анна Кондратьева — создатель российского сообщества «Zero Waste в теории и на практике», у которого более чем 10 тысяч подписчиков в группе в «ВКонтакте». Она говорит, что лидеры движения в России начали увлекаться этой философией в 2016–2017 годах. В прошлом году семья Анны поставила эксперимент и выяснила, что может сократить количество отходов за год до пяти килограммов. Это, конечно, не литровая банка Джонсон, но все равно впечатляет.

«На самом деле, по объему это не мало, потому что сюда в основном относятся разные неперерабатываемые отходы из пластика, чеки, фольга, тетрапак, блистеры от лекарств, а они весят мало. Поэтому наш образ жизни лишь условно можно назвать безотходным, ведь отходы мы все-таки производим и отправляем на свалку. Но у нас за эти годы в корне изменилось отношение к мусору. Выбрасывание мусора из автоматического и едва осознаваемого жеста стало относительно редкой и исключительной мерой, причем вместо скрытого от глаз мусорного ведра у нас теперь небольшая стеклянная банка, содержимое которой всегда видно. Это держит в тонусе».

Анна Кондратьева, создатель российского сообщества «Zero Waste в теории и на практике»

Читать больше 

Как и Беа Джонсон, Анна сокращает расходы за счет того, что покупает гораздо меньше вещей, чем раньше. Однако экотовары в России стоят дороже обычных, поэтому активистка считает, что в нашей стране следовать идеологии Zero Waste по силам только людям с достатком.

Анну Кондратьеву нельзя назвать фанатиком идеи, она старается сохранять баланс между необходимостью беречь природу и своими желаниями. При покупке лекарств она больше обращает внимание на их эффективность, а не на экологичность упаковки. А иногда даже балует себя шоколадкой в пластиковой обертке. А еще Анне по долгу службы приходится иметь дело с нефтегазовыми компаниями, деятельность которых не приветствуют «зеленые».

Экологические убеждения доходов Анне не приносят. Во всяком случае, пока: за последние полгода на стене ее группы в «ВКонтакте» не было ни одного упоминания магазина для ценителей безотходных продуктов, объявлений о продаже собственных книг или консалтинговых услуг для компаний, желающих сократить свои отходы.

Где купить чехол для телефона из шелухи льна?

Тем не менее бизнес, который предлагает продукты и товары для зеровейстеров, в России уже есть. Например, полтора года назад заработал интернет-магазин Zeero.ru. Его основательница Елена Артамонова стартовала с инвестиции в 500 тысяч рублей и трубочек для коктейлей из нержавеющей стали. Она говорит, что изначально рассчитывала на оптовиков, но ассортимент постепенно начал расширяться и магазин превратился в розничный.

Сейчас в таких магазинах, а в России он не один, можно приобрести разнообразные товары. Среди них: экомешочки из полиэстера для походов в магазин (100 рублей), хлопковые диски для снятия косметики (шесть штук за 210 рублей), многоразовые прокладки (350 рублей за штуку), деревянные вилки и ножи (160–170 рублей), восковые салфетки (альтернатива пластиковой пленке за 850 рублей) и даже стальная японская ухочистка «мимикаки» (200 рублей!).

«Дело для нас непростое, так как раньше мы не занимались торговлей и бизнесом вообще. Особенно сложна бюрократия, связанная с оформлением импорта и различных разрешительных документов, — мы работаем легально. Но для нас это не просто бизнес, а идея, в которую мы верим. Это помогает справляться со сложностями. Абсолютные цифры по доходности пока сказать не могу, но рост оборота составляет примерно 10% в месяц. В первую очередь за счет расширения ассортимента», — говорит Елена.

И хотя мощности торговой точки пока невелики — небольшой склад на 20 квадратных метров и всего два сотрудника, — Артамонова планирует увеличивать линейку предлагаемых товаров.

«Мы хотим, чтобы у всех, кто готов снижать количество мусора и отказываться от одноразовых вещей, был нормальный выбор. Это основная идея нашего проекта — дать людям удобную и недорогую альтернативу одноразовому. Возможно, в будущем будем открывать оффлайн-магазин», — говорит она.

Еще одним известным магазином с примерно таким же ассортиментом — Zero Waste Shop — владеет Лариса Петракова. Здесь можно купить: хлопковые вкладыши для кормящих мам (310 рублей), детские хлопковые трусики со впитывающей зоной (многоразовая замена подгузников за 670 рублей), чехлы для айфонов последних моделей (из крахмала и шелухи льна за 3 000 рублей), а еще губки и мочалки из люффы (100 рублей), губки из меди (пара за 590 рублей).

За экологию, но против антисанитарии

Одной из первых больших организаций, которая поддержала движение Zero Waste в России, стала Greenpeace. У них есть свой проект «Ноль отходов», и его медиакоординатор Ирина Власова отвечает честно — «нуля» отходов быть не может. Но стремиться к тому, чтобы мусора на планете осталось незначительное количество, нужно.

«Главная мысль философии Zero Waste в том, что нам нужно стремиться не образовывать отходы, отказываться от одноразовых вещей, выбирая многоразовые альтернативы. И здесь у каждого своя граница: кто-то способен жить, образуя банку неперерабатываемого мусора в год, а кто-то только отказался от пакетов. Каждый из нас сам выбирает комфортный уровень и со временем может двигаться дальше. Но также важно, чтобы инфраструктура вокруг нас тоже подстраивалась под потребности людей и давала им возможность покупать продукты на развес, пить из многоразовых кружек и отказываться от печатных чеков», — утверждает Власова.

По данным Greenpeace, в России есть уже десять торговых точек, где в свою тару можно налить даже бытовую химию и косметику.

«Люди устали от мусора вокруг, от множащихся свалок. Всем известен случай с Шиесом в Архангельской области, где незаконно пытаются создать мусорный полигон для отходов из Москвы. Полигонам продлевают сроки работы, хотя они переполнены. Все это происходит рядом с нами. Единственный способ это остановить — стремиться не образовывать лишний мусор, использовать многоразовые качественные вещи, давать им вторую жизнь и сдавать в переработку то, что уже невозможно использовать», — говорит Ирина.

Еще по теме: Как жители Архангельской области протестовали против строительства мусорного полигона в Шиесе

Логика зеровейстеров понятна, а их цели близки большинству жителей России. Тем не менее у них есть свои критики. А у критиков — свои аргументы. И довольно весомые.

Бывший зампредседателя комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии, создатель экодвижения «Зеленая Москва» Максим Шингаркин считает, что все философские течения, связанные с охраной окружающей среды, важны для нашей планеты. Однако у концепции Zero Waste достаточно минусов. Например, если говорить о многоразовых подгузниках, то далеко не все родители поддержат эту идею. А те, кто поддержит, — будут тратить на стирку одежды больше воды и электроэнергии. Что касается продажи продуктов без упаковки, то подобная практика тоже может привести к еще большему расходу ресурсов, а порой и к заболеваниям.

«Если хлеб в упаковке хранится и ждет своего покупателя, то хлеб без упаковки быстро выйдет из своего качественного состояния, и его придется выкинуть. То же самое можно сказать про молоко, масло и так далее. В итоге без упаковки мы будем бесконечно и избыточно расходовать продукты питания.

Второе — если мы с вами не будем использовать упаковку, у нас возникнут санитарные проблемы: люди будут грязными руками трогать еду, тот же хлеб из общей корзины. В итоге купивший такой хлеб гражданин из-за возникшей диареи, во-первых, будет смывать воду в унитазе каждую минуту, что приведет к расходу ресурсов, во-вторых, потеряет трудоспособность, а в-третьих, пойдет за лекарствами, изготовление которых также является экологическим вопросом».

Максим Шингаркин, создатель экодвижения «Зеленая Москва»

Читать больше 

Пластик, который быстро используют и выбрасывают в большом количестве, нужен сегодня и в медицине — те же одноразовые шприцы защищают нас от распространения болезней. Поэтому, резюмирует Шингаркин, добиться «нулевых отходов» в современном мире не получится.

Отходы и общественное мнение

В конце 2018 года «Левада-центр» по заказу Greenpeace провел опрос об использовании одноразовой пластиковой упаковки. Выяснилось:

Почти половина россиян (47,4%) считают, что сокращение количества товаров в пластиковой таре в супермаркетах может решить проблему мусорных свалок. При этом почти треть россиян (29%) готовы уйти от одноразовых пакетов и упаковок, если в магазинах и кафе появится удобная система для использования многоразовых альтернатив.

Тем не менее 64,7% респондентов продолжают использовать пластиковые пакеты, чтобы донести продукты из магазина до дома. Авоськи, сумки и рюкзаки берут с собой 27,6% опрошенных. А 16,6% уже отказались от использования одноразовой упаковки.

Статистика по Москве более оптимистична, чем по России. Почти половина опрошенных жителей мегаполиса (47,2 %) берут с собой сумки и авоськи, а пластиковыми пакетами продолжают пользоваться 39,5% москвичей. И 21,3% предпочитают одноразовой упаковке многоразовую.

Кроме того, уже почти 170 тысяч россиян подписали размещенную на сайте Greenpeace петицию с требованием к супермаркетам прекратить продажу товаров в одноразовом пластике.

Мусор в России: миллиарды тонн, миллионы гектаров

Еще в апреле 2017 года специальный представитель президента РФ по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов заявил, что в России скопилось 60 миллиардов тонн отходов.

Представитель президента тогда признал, что в Советском Союзе больший объем мусора подвергался переработке.

Если в СССР перерабатывалось до 50% бумаги, картона и макулатуры, то в 2017 году этот показатель составил только 7%.

Меньше чем через год ситуация либо изменилась, либо у Генпрокуратуры, которая контролирует соблюдение правил утилизации, есть другая статистика. Но, как заявил первый заместитель Генерального прокурора Российской Федерации Александр Буксман, на 1 января 2018 года на территории страны накопилось всего свыше 39 миллиардов тонн отходов. И ежегодно прибавляется примерно четыре миллиарда тонн.

«Полигоны твердых бытовых отходов и свалки занимают 4 миллиона гектаров территории России, и ежегодно их площадь возрастает на 300 тысяч гектаров», — отметил Буксман на совещании в Иркутске.

Токсичные вещества, скапливающиеся на свалках, угрожают жизни и здоровью более 17 миллионов человек. Только 40% жителей России пользуются чистой водой, заявил тогда представитель прокуратуры.