Под экологическую ответственность

WWF России ежегодно публикует рейтинги экологической открытости российских компаний. Все началось с оценки лесопромышленного сектора, затем усилия были сконцентрированы на ключевом игроке экономики — нефтегазовой отрасли. Два года назад к ним присоединились горнодобывающие и металлургические предприятия и ЦБК. О том, как влияют показатели рейтингов на бизнес, «+1» рассказал Евгений Шварц, заслуженный эколог РФ и директор по природоохранной политике WWF России.

Евгений Шварц
Евгений Шварц
Фото: new.wwf.ru

Раскрытие информации о воздействии на окружающую среду пусть и медленно, но постепенно становится корпоративной практикой в России. Однако пока корпорации по большей части стараются использовать экологическую политику в бизнес-интересах, как конкурентное преимущество. Иностранные инвесторы внимательно оценивают климатические и экологические риски, когда принимают решение о финансировании того или иного проекта. Поэтому крупные компании, выходящие на международный рынок, не могут игнорировать данные требования.

Когда WWF России начал составление рейтингов экологической ответственности, компании восприняли это скептически. На сегодняшний день этот инструмент оценки завоевал серьезную репутацию и получил доверие как самих компаний, так и многих заинтересованных сторон.

Сложности раскрытия

Добиться от компаний публикации сведений о воздействии на окружающую среду очень сложно. До сих пор информация о воздействии выбросов и сбросов в стране закрыта. Гринпис и Общественный совет при Минприроды не первый год борются за раскрытие данных экологической отчетности по форме 2-ТП, но они так и остаются недоступными на сайтах Росприроднадзора.

Поэтому WWF перешел к инструменту публичных рейтингов, которые основаны на открытых данных самих компаний. Методика рейтингования требует от нефтегазовых и горнодобывающих компаний размещать экологические отчеты в публичном пространстве — на сайтах компаний, обязательно на русском языке, и не удалять их после расчета рейтингов. К сожалению, мнение и интересы населения России зачастую волнуют собственников бизнеса меньше, чем интересы инвесторов и котировки на бирже. Например, некоторые отечественные компании отказываются от раскрытия экологической информации на государственном языке для граждан России, но сохраняют ее на английском для зарубежных акционеров и финансовых институтов. Это показывает, что чуть ли не главным драйвером экологизации российской промышленности являются не требования здоровья населения страны, а риски инвесторов и требования международных стандартов. Мы же с помощью наших рейтингов добились того, что, например, «дочки» Exxon и Shell раскрывают информацию и публикуют отчетность для России на русском языке.

Требования методологии рейтингов, разработанных WWF в диалоге с компаниями и другими неправительственными организациями, в вопросе раскрытия информации очень важны. В течение пяти лет мы достигли взаимопонимания с нефтегазовыми компаниями, и они начали публиковать экологически значимую информацию, оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) и планы ликвидации аварийных разливов нефти (ПЛАРН). А вот с горнодобывающими корпорациями в данном вопросе пока договориться не получилось. Их представители продолжают говорить: «мы не можем размещать, там технические вещи, там огромный объем». Но когда ЛУКОЙЛ и «Роснефть» захотели, то начали публиковать и 1000-страничные документы. Мы не требуем размещения секретных технологий и технических деталей. Мы требуем размещения данных по планируемым воздействиям на состояние окружающей среды, мерам их предотвращения и ликвидации негативных последствий.

Наша методология позволяет рейтинговать компании вне зависимости от того, хотят они этого или нет. Оценка основана на находящейся в публичном поле корпоративной информации. Рассылая по организациям предварительный профайл, мы предоставляем им возможность раскрыть больше экологически значимых сведений, снять противоречия и ошибки в уже размещенных публичных данных — то есть потенциально занять более высокую позицию в рейтинге.

Места не продаются

Одна из сильных сторон методологии рейтинга состоит в том, что «заплатить» за участие в нем невозможно. Фонд отвечает за критерии и правила оценки. А расчеты и построение профиля компании идут через профессиональные рейтинговые агентства, которые отбираются на конкурсной основе. Когда-то Роберт Дивейн, бывший руководитель департамента старой «Тройки Диалог» дал дельный совет: «Для того чтобы вас воспринимали серьезно, крайне важно, чтобы все расчеты делало независимое рейтинговое агентство. В противном случае никакой крупный бизнес не будет вам верить, он будет считать, что рейтинг — ваш инструмент воздействия на отдельные компании, с которыми у вас конфликт, а не инструмент экологизации всех компаний сектора». Я ему благодарен, потому что мы к такому подходу пришли раньше, чем многие другие.

Сегодня компании стремятся повысить свои позиции в рейтингах, обращаются за профессиональным консалтингом в области экологической ответственности, и это радует. В некоторых компаниях оценка работы профильного топ-менеджера и его годовой бонус зависят, в том числе, и от места компании в нашем отраслевом рейтинге. С одной стороны, это говорит об уважении сектора к нашей работе, а с другой стороны — подтверждает, что повлиять на позицию в рейтинге можно только через реальные, измеряемые действия в сторону экологии, а не через пиар на природоохранных проектах.

Автор: Евгений Шварц, заслуженный эколог РФ, директор по природоохранной политике WWF России