Под климатическую ответственность

Ситуация с Commonwealth Bank of Australia (CBA) — прецедент, который демонстрирует необходимость учитывать растущую заинтересованность инвесторов в объективной оценке климатических рисков организации

Сommonwealth bank, New York
Сommonwealth bank, New York
Фото: businessinsider.com.au

В августе адвокатская группа Environmental Justice Australia направила в суд иск против крупнейшего банка Австралии CBA от имени двух давних акционеров банка. В деле говорится, что изменение климата создает финансовые риски для самого банка и его клиентов, а отчет CBA за прошлый год не раскрывает в полном объеме информацию о потенциальных и физических рисках, связанных с изменением климата. На данный момент банк свою вину отрицает. Об этом сообщает издание The Conversation.

Когда банки инвестируют в проекты или предоставляют деньги бизнесу, они обязаны расследовать и сообщать акционерам потенциальные проблемы, которые могут помешать финансовому успеху. На сегодняшний день изменение климата также является одним из факторов, интересующих инвесторов. В качестве примера в иске против CBA приводится угольный проект Carmichael в Австралии, который поддерживает банк.

Истцы требуют от банка полной прозрачности в вопросах планов его финансирования, так как проект может стать причиной возникновения рисков для репутации CBA. Австралийские экологи выступают против реализации Carmichael. Они аргументируют это тем, что он окажет негативное воздействие на окружающую среду.

В 2016 году местный адвокат Ноэль Хатли заявил, что многие крупные австралийские компании, в том числе банки, связанные с ископаемым топливом, не имеют достаточной информационной прозрачности в вопросах климатических рисков. Адвокат отметил, что со временем компаниям придется за это отвечать. Таким образом случай с CBA — первый большой кейс такого рода.

Инвесторы за климатическую ответственность

Менеджер группы по оказанию услуг в области корпоративного управления и устойчивого развития КПМГ в России и СНГ Владимир Лукин называет ситуацию с судебным иском против CBA весьма показательной. По его словам, кейс демонстрирует необходимость учитывать растущую заинтересованность инвесторов в объективной оценке климатических рисков при осуществлении финансовой деятельности.

О каких именно климатических рисках идет речь? Во-первых, как отмечает эксперт, это физические риски, которые связаны с неблагоприятными факторами, возникающими вследствие глобальных климатических изменений.

О важности климатических рисков можно судить уже на основании того факта, что в докладе об основных вызовах и угрозах человечеству, представленном на всемирном экономическом форуме в марте 2017 года, изменение климата заняло второе по значимости место после применения оружия массового поражения

Владимир Лукин, менеджер группы по оказанию услуг в области корпоративного управления и устойчивого развития КПМГ

С другой стороны, инвесторов интересуют и риски, связанные с результативностью компаний в области низкоуглеродного развития. Австралийский банк в этом смысле привлекает пристальное внимание акционеров, так как осуществляет серьезные инвестиции в горнодобывающую и нефтегазовую отрасль, что в условиях «бума» низкоуглеродных технологий и возобновляемой энергетики требует серьезной оценки сопутствующих рисков.

Выбросы парниковых газов в результате деятельности банков — это не столько потребление электроэнергии офисами, сколько финансирование предприятий и проектов топливного сектора

Антон Галенович, заместитель генерального директора ООО «Экоком»

В России такие разбирательства пока невозможны

Повышенный интерес к оценке рисков, связанных с низкоуглеродным развитием, способствует активному развитию и распространению инструментов их оценки и управления. Как пример — развитие систем добровольной углеродной отчетности, а также деятельность международной рабочей группы по раскрытию информации о рисках в связи с климатическими изменениями (TCFD), в которой активное участие принимает КПМГ.

По словам Владимира Лукина, на фоне усиления госрегулирования и продолжающегося массового оттока инвестиций из углеродоемких активов, которое по некоторым оценкам достигает $5 трлн в год, раскрытие информации о выбросах парниковых газов и результативности в области их сокращения существенным образом влияет на инвестиционные решения.

Если переводить ситуацию с австралийским банком на российскую действительность, то представить подобные судебные обязательства в России пока не представляется возможным.

«С точки зрения законодательства такие иски в России возможны лишь гипотетически, поскольку ограничений на выбросы парниковых газов в законах нет, — говорит Антон Галенович. — Но весьма вероятны, если не неизбежны, подобные действия в отношении российских банков, которые будут инициированы из-за рубежа. То есть новые, уже „углеродные“ санкции».

Автор: Татьяна Кондратенко