Цепная реакция кризиса

Исследователи Дэниэл Лауфер из Университета королевы Виктории в Веллингтоне и Ицзин Ван из Роттердамского университета им. Эразма изучили ключевые факторы, повышающие вероятность возникновения цепной реакции кризиса, сообщает портал Phys.org. Это явление, при котором недоверие общества распространяется от одной компании к другой. Результаты анализа опубликованы в журнале Business Horizons.

Фото: ngs24.ru

Вероятность «заражения» кризисом непосредственно зависит от того, сколько факторов риска имеется у той или иной компании. Ключевой из них — это отраслевая принадлежность. Если одна компания сталкивается с репутационными потерями, потребители могут поставить под сомнение авторитет всей отрасли.

В качестве примера приводится разразившийся в 2015 году скандал вокруг махинаций с углеродными выбросами на предприятиях автомобильного концерна Volkswagen. Тогда обнаружилось, что программное обеспечение для измерения объемов эмиссии было запрограммировано на занижение. Из-за этого резко упали продажи и цены на акции не только у Volkswagen, но и у других автопроизводителей.

Аналогичным образом потребители могут провести параллель между компаниями одного и того же организационного типа, который определяется миссией, структурой и составом собственников. Примером может служить компания Trump University, ранее принадлежавшая нынешнему президенту США Дональду Трампу и занимавшаяся подготовкой специалистов в области недвижимости. После того, как ее заподозрили в обмане студентов и распространении ложной и вводящей в заблуждение информации о своей деятельности, под репутационный удар попали и другие частные коммерческие университеты. В то же время на государственные учебные заведения скандал не распространился, поскольку их организационная структура воспринималась иной.

В определенных ситуациях риску могут подвергаться все компании, находящиеся в одной и той же стране. Однако здесь имеет значение и лингвистический фактор: если название компании не вызывает ассоциаций с языком государства, в юрисдикции которого она находится, кризис может обойти ее стороной. К примеру, в 2003 году во время войны в Персидском заливе многие американские потребители бойкотировали французские продукты из-за позиции Франции в отношении войны. Однако бренды, которые носили иностранные названия, от бойкота не пострадали.

«Чем выше воспринимаемое сходство по тем или иным параметрам, вызвавшим скандал, тем выше вероятность возникновения цепной реакции кризиса», — отмечают ученые.

Если риск «заражения» невелик, компания не должна реагировать на шумиху и заявлять о своей приверженности правильным практикам: подобное заявление может быть воспринято как неискреннее и иметь полностью противоположный эффект. Но если риски распространения недоверия на компанию велики, она должна внимательно мониторить соцсети, отслеживая возможные симптомы «цепной реакции». Если они появляются, нужно выступить с заявлением и убедительно объяснить, что компания непричастна к практикам, которые вызвали скандал.

Автор: Екатерина Селиванова