Цифровая трансформация для России

Владимир Коровкин, руководитель направления «Инновации и цифровые исследования» МШУ «Сколково» о том, что мешает России сделать цифровизацию своей «новой нефтью».

Владимир Коровкин
Владимир Коровкин

«У нас проблемы с дорогами, больницами, школами, энергосетями, мы каждый день бьемся над тем, как их решить — о какой цифровой трансформации вы говорите?» — я часто слышу такого рода комментарии, особенно, когда общаюсь с коллегами из регионов. В этой постановке вопроса есть рациональное зерно: можно ли сосредоточить внимание на «вишенке на торте», имея огромное количество очень болезненных проблемных зон?

Какими будут экономика и технологии будущего? Приглашаем узнать и обсудить 25 октября на Конференции +1

Попробуем перевернуть телескоп. По прогнозам МВФ рост ВВП России составит 1,8% в 2017 году и 1,6% в 2018-м. ЦБ РФ и Минэкономразвития настроены более оптимистично, но и там оценки не превышают 2,5%. При этом среднемировой экономический рост составляет 3,6–3,7% в год и даже традиционно медленные Европа и Япония вернулись на уровни около 2%. Следовательно, разрыв в ВВП на душу населения России с богатыми странами консервируется, в то время, как быстрорастущие «новые экономики» по всему миру стремительно вырываются вперед.

Ловушка середины рынка

Ситуация ставит под угрозу стратегическую конкурентоспособность российской экономики, загоняя ее в «ловушку середины рынка»: недостаточное качество для того, чтобы продавать дорогие товары, слишком высокая цена для того, чтобы удовлетворять массовый спрос. Доля продукции высоких и средних технологий, прежде всего машин и оборудования, в российском экспорте стагнирует уже более десятилетия. Постепенно сокращается число товарных ниш, в которых отечественные производители работают на равных с мировыми лидерами. Переводя на внутреннюю конкретику: мы имеем все меньше возможностей зарабатывать деньги на то, чтобы решать проблемы с дорогами, больницами, энергетикой и т. д.

Недостаточное качество для того, чтобы продавать дорогие товары и слишком высокая цена для того, чтобы удовлетворять массовый спрос

Как совместить два плана реальности? Для того чтобы решить насущные инфраструктурные проблемы жизненно необходимо добиться экономического рывка, подобного 2000-м годам, когда страна быстрыми темпами сокращала разрыв в экономических возможностях с богатыми странами мира. Открывшееся тогда окно возможностей в конъюнктуре мирового рынка сырьевой продукции позволило дать ответ на многие социальные вызовы, а также осуществить серьезные инфраструктурные и технологические инвестиции. Теперь ситуация не играет на нас (к счастью, не играет и против — основные сырьевые товары находятся в разумном ценовом диапазоне) и новый рывок необходимо сделать собственными силами.

Экономика уже цифровизована

Представления о «цифре», как о «вишенке на торте» экономики устарели. Какое-то время назад, действительно, цифровой бизнес был небольшой, хотя и быстрорастущей, частью экономической вселенной. Однако сейчас эта вселенная оказалась вывернута наизнанку: современная экономика по умолчанию цифровая. Конечно, никуда не делись физические активы и продукты. Та же нефть появляется из скважин и течет по трубам. Однако все ключевые управленческие процессы оказываются подчинены логике цифровизации. Тот, кто добывает нефть, запускает спутники или строит дороги без оглядки на этот факт, оказывается в проигрышной конкурентной позиции.

Все ключевые управленческие процессы уже подчинены логике цифровизации

Цифровая стихия определяется не только появлением нового набора технологий. Ее главной движущей силой являются новые социальные тренды: Дж. Нейсбит говорил о «сетевом обществе» в 1982 году, задолго до распространения интернета. Современная компьютерная техника позволила эффективно реализовать новый этап развития отношений в треугольнике «человек (производитель и потребитель) — общество — бизнес». В экономической плоскости его можно кратко описать словами «больше потребительской ценности за меньшие деньги».

Когда цифровая стихия приходит с этим предложением в очередную индустрию, старые игроки проигрывают, несмотря на весь опыт: невозможно противостоять предложению «лучше и дешевле». Количество отраслей, прошедших через цифровое разрушение постоянно растет, вряд ли в итоге останется хоть одна индустрия, уцелевшая от вызовов цифровой трансформации.

Цифра как решение глобальных проблем

Пример многих быстроразвивающихся рынков показывает, что оппозиция «цифра — накопившиеся проблемы» дает ложную перспективу. Технологии могут быть эффективным способом решения сложных инфраструктурных проблем. Яркие идеи дает Индия, с ее опытом использования поголовной цифровизации, включая систему AADHAAR (государственная система цифровой идентификации). Выигрыш состоит в том, что, создав современное технологичное решение, вы получаете не только закрытую проблему, но и продукт, который может быть предложен рынку, в том числе — мировому.

Создав современное технологичное решение, вы получаете не только закрытую проблему, но и продукт, который может быть предложен рынку, в том числе — мировому

Если российские цифровые предприниматели научатся смотреть на мир подобным образом и будут поддержаны квалифицированными заказчиками на стороне государства, в том числе региональных администраций — возможно, мы найдем для себя «новую нефть», которая позволит совершить столь необходимый социально-экономический рывок.

Автор: Владимир Коровкин