• Экономика
  • 04.06.2019
  • 7 минут на чтение

Креатив скелетов

Замедление мировой экономики специалисты уже окрестили «великой стагнацией». В России ее усугубляют падение цен на нефть, валютный кризис и международные санкции. Время легких денег закончилось, и, очевидно, надолго. Однако у таких ситуаций есть внутренний потенциал, который может дать толчок к развитию отраслей «за пределами трубы». Это повод перетрясти кадры и оптимизировать процессы. У кого есть шанс распорядиться им наилучшим образом — разбирался +1.

Кризис среднего класса

Рост ВВП России в 2018 году составил от 2% (по оценке Минэкономразвития) до 2,3% (Росстат). При этом статистическое ведомство констатирует, что инфляция выросла в прошлом году на 4,3%, а реальные доходы населения — всего на 0,3%. В 2019 году экономика еще более замедлится на фоне повышения НДС с 18 до 20%; прирост ВВП составит, по расчетам Минэкономразвития, всего 1,3%, а инфляция — 5,2–5,4%.

Счетная палата уже заявила, что считает маловероятным рост реальных доходов населения по итогам 2019 года. А «Левада-центр» сообщает, что быстрее всего теряет сбережения условный средний класс, больше всего пострадавший от кризиса и стагнации.

Денег не просто стало меньше — изменилась система их распределения. Компании оптимизируются, сворачивают филиалы и проекты, экономят денежные ресурсы и высвобождают человеческие.

В условиях жесткой экономии даже крупным игрокам приходится быть подвижными и «поджарыми»: они выводят часть своих задач на аутсорс и перенимают стратегии, характерные для малого бизнеса, — гибкость, быстроту реакции, нестандартный подход к задачам.

Такой подход — минимум сотрудников, максимум идей и ответственности — позволяет сохранить дух стартапа даже в крупной корпорации. В разговорах со своим руководством, вице-президентами и старшими вице-президентами из штаб-квартиры eBay, я часто подчеркиваю: наше взаимодействие строится по тем же принципам, что у стартапа с инвестором. Головной офис вкладывает в нас деньги, а мы их «отрабатываем», направляем в развитие. Инвестор оценивает нашу эффективность и принимает решение о следующем «раунде». Это постоянно держит нашу команду в тонусе и не дает расслабляться самому инвестору. На мой взгляд, будущее именно за такой облегченной структурой бизнеса. Но я, к сожалению, не знаю ни одной другой международной компании, которая работала бы в России по подобной схеме.

Илья Кретов, генеральный директор eBay в России, Израиле и на развивающихся рынках Европы

Читать больше

«Сегодня не у дел оказалось множество топ-менеджеров, руководителей среднего звена и специалистов, — говорит эксперт в области подбора кадров, глава российского офиса международной executive search-компании Neumann Partners/ TheXecutives Михаил Торчинский. — В последние пять лет, когда экономика практически не росла, постепенно происходил отток из страны международных компаний, а параллельно шли сокращения персонала в отечественных».

По словам эксперта, оказавшись на перепутье, многие высвободившиеся менеджеры и специалисты решили: «Хорошо, если никто меня не хочет, я сам создам себе работу».

Так появляются тысячи креативных бизнесов, основанных на вчерашних хобби и попытках реализовать накопленный профессиональный опыт в рамках собственной компании.

Самозанятые и независимые

Количество индивидуальных предпринимателей в России впервые превысило число юридических лиц. По данным на 2 апреля 2019 года, в России действуют 4,014 млн ИП, в то время как количество юрлиц составляет 3,98 млн. Сегодня доля малого бизнеса в экономике России — порядка 20% ВВП (в развитых европейских странах — более 50%).

Согласно рейтингу «РИА Новости» больше всего жителей — 24,9% — вовлечены в эту сферу в Калининградской области. В число лидеров вошли также Новосибирская область (24,1%), Санкт-Петербург (23,4%), Москва (23,1%), Хабаровский край (21,8%) и Нижегородская область (21,2%).

По словам Максима Гончарова, известного психотерапевта и коуча, одного из руководителей Аdidas Academy (Москва), нынешняя ситуация в экономике является коллективной проверкой на психологическую зрелость. Многим приходится в первую очередь разобраться в себе, признать, в чем именно заключается их профессиональная ценность, определить зоны влияния.

«Чтобы понять, насколько эффективным может быть то или иное начинание, оцените его по пяти критериям:

Зачем? С какой целью затевается этот проект?

Чем? За счет каких ресурсов (инструментов, техники и так далее) вы будете это делать?

Как? Какие компетенции для этого потребуются?

Для кого? Кто является целевой аудиторией проекта?

С кем? Есть ли у вас необходимая команда для реализации задумки?

Если хотя бы один из этих элементов отсутствует, новый проект подвергается значительному риску».

Максим Гончаров, Adidas Academy (Москва)

Впрочем, тем, кто сегодня создает новый бизнес, есть на что ориентироваться. За последние пять лет появились новые точки роста экономики и новые социальные институты, способствующие развитию.

Цеховики и кластеры

Знаете ли вы, например, что в России существует легкая промышленность? Ведь на самом деле она никогда не умирала окончательно. Сегмент, ориентированный на выпуск спецодежды, последние 30 лет рос, усложнялся и в итоге стал драйвером для развития остальной отрасли.

Фото: spetsodezhda.mery.ru

Последний передел крупных предприятий произошел в 2014–2015 годах, а уже в 2017-м Минпром зафиксировал рост производства по всем направлениям. Так, например,выпуск трикотажных изделий увеличился на 14%. Однако под передел не попало множество средних и мелких предприятий. Сегодня они стали «кластерами», где арендуют помещения десятки крошечных швейных компаний.

Мини-цеха в квартирах и на верхних этажах небольших торговых центров напоминают первые кооперативы времен перестройки. Современные цеховики отшивают все что угодно: школьную форму и мужские рубашки, небольшие коллекции молодых дизайнеров и чехлы на диванчики в стиле «губы Мэй Уэст». Пусть и не всегда легально.

От валютного кризиса и введения экономических санкций выиграли многие отрасли. Развитие началось везде, где было налажено современное производство. Сегодня очень хорошие перспективы у компаний, выпускающих разнообразную промышленную химию, катализаторы и адсорбенты — все то, что долгие годы закупалось в Европе, но теперь стало слишком дорого. Однако главный приз достался производителям крупной бытовой техники.

Ориентация на внешний рынок

Многие европейские и азиатские марки давно обзавелись собственными производственными мощностями в России. После девальвации рубля дешевизна рабочей силы и энергоносителей стала конкурентным преимуществом. К тому же покупательная способность россиян резко сократилась, производственные мощности были оперативно переориентированы на внешний рынок, и уже в 2016 году наша страна прочно вошла в десятку крупнейших мировых экспортеров холодильников и стиральных машин. Одновременно как на дрожжах начали расти отечественные производители мелких бытовых приборов. Сегодня крупногабаритная техника известных немецких брендов выпускается под Санкт-Петербургом, а затем официально поставляется в Европу и в страны бывшего СССР, но есть и российские производители мелких кухонных приборов, которые все еще старательно делают вид, что представляют, например, корейскую торговую марку.

Фото: beko.ru

И пусть в общем объеме российского экспорта доля бытовой техники теряется на фоне поставок углеводородов и металлопродукции. Развитие этого сектора показывает, что многие товары уже не обязательно завозить из Китая. Тем более что недавно госкорпорация «Ростех» решила направить 2 млрд руб. на развитие производства бытовой техники для «умного дома». Массовый выпуск электроники с технологиями «интернета вещей» (IoT) планируется развернуть уже в 2020 году.

Нефть подвинулась

«По итогам 2018 года объем несырьевого неэнергетического экспорта (ННЭ) составил $150,6 млрд (+11,5%) и установил тем самым исторический рекорд — в 2012 году было $143,5 млрд. Обновлены исторические рекорды экспорта в таких системообразующих отраслях национальной экономики, как машиностроение, агропромышленный и лесопромышленный комплексы, а также в сфере строительных материалов. При этом в физическом выражении ННЭ растет непрерывно как минимум с 2013 года, и темпы 2017–2018 годов стали максимальными в текущем десятилетии», — рассказал РБК+1 Андрей Слепнев, генеральный директор Российского экспортного центра (РЭЦ).

Основными драйверами стали металлургия, химия, агропром, лесопромышленный комплекс и машиностроение.

Любопытной иллюстрацией на тему роста малого бизнеса стали показатели розничной электронной торговли. По данным РЭЦ, объем такого экспорта из России вырос за 2018 год на 36% по сравнению с 2017 годом и составил $746 млн. Количество экспортных розничных отправок из России выросло на 31% и составило $11,2 млн.

Продукция более 170 российских компаний вошла в перечень торговых позиций на крупнейшей международной оптовой интернет-площадке Alibaba.com и стала доступной для покупки как в Китае, так и в прочих странах. Более 25 тыс. российских продавцов осуществляют экспортные продажи на международной электронной торговой площадке eBay. Среди продавцов за рубеж через онлайн-каналы есть и юридические лица, и ИП, и частные лица. Наибольшим спросом традиционно пользуются товары категории fashion (одежда и обувь). В товарной структуре рынка онлайн-торговли одежда и обувь находятся на первом месте (36% выручки). Российский экспортный центр даже выпустил специальную инструкцию о том, «Как продавать на eBay, Amazon, Etsy и других электронных площадках из России».

Переобулись в digital

Конечно, самой яркой и перспективной точкой роста российской экономики является сектор, связанный с информационными технологиями и цифровизацией.

Фото: vk.com/fondskolkovo

«Экономика Рунета, по мнению аналитиков, растет до 15% в год, что существенно выше, чем рост всей нашей экономики в целом. И поэтому выжать из этого вы должны все, но и государство, конечно, — тоже», — заявил российский премьер Дмитрий Медведев на недавней встрече с руководителями российских интернет-компаний.

В ближайшие годы государство намерено вложить в развитие цифровой экономики около 2% от текущего ВВП. Национальная программа «Цифровая экономика РФ» предусматривает суммарное финансирование в 2019–2024 годах в 1,84 трлн руб., в том числе 1,1 трлн руб. из федерального бюджета.

В целом же переход к цифровой экономике все больше напоминает массовую миграцию. В роли перевозчиков из обычного мира в цифровой выступают разнообразные онлайн-университеты и учебные платформы. «Главная тенденция сегодняшнего дня — это диджитализация рынка: люди классических профессий совершают переход в digital», — отмечает генеральный директор образовательного портала GeekBrains Александр Никитин. Наличие огромного количества образовательных онлайн-платформ создает низкий порог для входа, и теперь, по словам Никитина, есть возможность переучиться на новую специальность за один год. Причем если раньше такое переобучение являлось частной инициативой, то с прошлого года обнаружилась еще одна заметная тенденция. «У компаний появился запрос на то, чтобы обучать своих сотрудников», — замечает Никитин.

Из коммерции в самореализацию

Наконец, в России существует гигантский ресурс, который, по сути, мы еще и не начинали толком использовать. Речь идет о некоммерческих или общественных организациях. Во всем мире этот сектор является одним из крупнейших работодателей. Только в США действует свыше 1,5 млн некоммерческих организаций, а в России — как минимум в пять раз меньше. Однако постепенно ситуация начинает меняться.

«Сегодня многие открывают для себя возможности НКО и учатся видеть в них и способ решения социальных проблем, и интересный вариант занятости, и возможность самореализации», — говорит председатель Комиссии по развитию некоммерческого сектора и поддержке социально ориентированных НКО Общественной палаты РФ Елена Тополева-Солдунова. По ее словам, отечественные некоммерческие организации сейчас растут если не числом, то уменьем: становятся все более профессиональными и влиятельными. Можно предположить, что именно здесь спустя несколько лет окажутся многие опытные управленцы и творческие головы.