«Кто вкладывается в ископаемое топливо — тот обречен»

Мировая экономика переориентируется на низкоуглеродное развитие — здесь и сейчас. Таков главный посыл конференции «Стратегии энергетического перехода» (Energy Transition Strategies), которую организовала в Лондоне газета Financial Times.

Обсуждение в рамках конференции Energy Transition Strategies
Обсуждение в рамках конференции Energy Transition Strategies
Фото: twitter.com/ftlive

Эксперты, юристы, представители государственных институтов и энергетических компаний из развитых и развивающихся стран собрались в британской столице, чтобы обсудить самые насущные вопросы и тенденции развития отрасли. Среди них: распространение возобновляемой и малой энергетики, цифровизация и демократизация энергорынка, эффективное обеспечение растущего спроса на энергию и пути достижения целей Парижского соглашения по климату.

На открытии мероприятия Эд Крукс, редактор отдела промышленности и энергетики США в Financial Times, отметил, что период с 2005 по 2015 годы называют фазой экспериментов в области возобновляемых источников энергии (ВИЭ). А в настоящее время отрасль вышла на новый этап, став экономически привлекательной как для государств, так и для бизнеса. Подтверждением этому могут служить инвестиции Китая, который десятилетиями опирался на угольную индустрию: в 2017 году они составили 40% от $300 млрд, вложенных в «чистую» энергетику по всему миру. По словам Вики Бахши, главы отдела управления и ответственного инвестирования в BMO Global Asset Management, тема энергетического перехода в бизнес-сообществе «перешла из плоскости этики в плоскость финансов».

Существует несколько основных проблем, которые предстоит решить компаниям-представителям отрасли, правительствам и международным организациям. Это энергетический дисбаланс между Европой и США, с одной стороны, и Азией и Африкой — с другой. Кроме того, это выход Вашингтона из Парижского соглашения, который может поднять в Америке спрос на уголь, и низкий на сегодняшний день уровень использования накопителей. И, наконец, случаи, когда производство оборудования для возобновляемой энергетики связано с применением рабского труда и другими нарушениями прав человека в развивающихся странах.

«Если посмотреть, что происходит на рынке здесь и сейчас, мы увидим, что батареи стремительно дешевеют, а химические формулы для их изготовления становятся все эффективнее. Мы знаем, какие промышленные предприятия их покупают и по каким ценам, но об этом не пишут ни газеты, ни даже Bloomberg»

Франческо Вентурини, глава Enel X

Главной движущей силой развития отрасли и связанных с ней технологий участники называют бизнес, так как именно он стимулирует инвестиции. «В эту сторону нас толкают и рынок, и общественное мнение», — уверена председатель некоммерческой организации The Climate Group Джоан Макнотон, возглавлявшая Международное энергетическое агентство в 2004–2006 годах. Большие надежды возлагаются на роботизацию и цифровые технологии, позволяющие оптимизировать расход электричества или создавать частные сети по торговле энергией, производимой домашними солнечными панелями.

Много лет проработавший в России Кингсмилл Бонд из аналитического центра Carbon Tracker Initiative высказался категоричнее.

«Те, кто вкладывает капитал в добычу ископаемого топлива, обречены. У нас есть солнце и ветер, новые батареи. Цены стремительно падают, а объемы производства по новым технологиям растут по экспоненте. Инвесторы говорят, что ориентируются на прогнозы. Но кто их составляет? Они сами! Эти прогнозы создаются поставщиками ископаемого топлива для поставщиков ископаемого топлива по взаимному согласию. Это те же самые люди, которые говорили, что электрический транспорт работать не будет»

Кингсмилл Бонд, аналитик центра Carbon Tracker Initiative

Представитель объединения экологических юристов ClientEarth Элис Гартон говорила о рисках иного рода — последствиях климатических изменений, таких как стихийные бедствия и политическая нестабильность в странах, опирающихся на углеводородную энергетику.

«Угольные компании делают деньги на топливе, использование которого может вызвать потепление на 4, 5 или 6°C. Но они молчат о том, что это разорит их самих, разрушит их собственные бизнес-модели»

Элис Гартон, представитель объединения экологических юристов ClientEarth

Традиционный ТЭК также был представлен на конференции. Докладчиком от транснациональной нефтегазовой компании BP стал ее финансовый директор Брайан Джилвари. Он отметил, что ни падение цен на углеводороды, ни развитие ВИЭ не пошатнули ее позиций ни в США, ни на Ближнем Востоке. «Мы пока не наблюдаем недостатка инвестиций, — сказал он. — Если мы увидим падение производства в этих областях, нам будет о чем беспокоиться».

Джилвари добавил, что в последние месяцы ВР увеличила инвестиции в возобновляемые источники энергии и низкоуглеродные технологии — например, в «солнечную» компанию Lightsource, предусмотрев ежегодное выделение около $500 млн до 2021 года.

«Что касается Европы, можно сказать, что к середине века 50% энергопотребления будет обеспечиваться за счет возобновляемых источников. Но за пределами Европейского континента, мне кажется, есть очень большие проблемы с темпами роста спроса»

Брайан Джилвари, финансовый директор BP

Одной из важнейших тем конференции стало накопление энергии, которое обеспечит сетям стабильность при переходе на возобновляемые источники. Брайан Хэнсел, глава американской компании Сhanje, производящей электрокары, отметил: «Мы увидим, что для производства батарей работает свой „закон Мура“. Сегодня в их разработке занято в десять раз больше докторов наук, чем несколько лет назад».

Подготовила Людмила Брус