Татьяна Задирако: «Возможность помогать приобрела совершенно новый масштаб»

О том, что произошло в некоммерческом секторе в уходящем году и чего ждать в наступающем +1 рассказала Татьяна Задирако, независимый эксперт и бывший исполнительный директор благотворительного фонда «Дорога вместе» в 2003-2016 гг., член совета Ассоциации фандрайзеров в 2013-2016 гг., председатель совета Форума доноров в 2013-2015 гг.

+1
Экономика 2 мин на чтение
Татьяна Задирако
Татьяна Задирако
Фотография из личного архива

— Какие важные события произошли в некоммерческом секторе, и чем они значимы?

— В этом году в России начали проводить #ЩедрыйВторник. Это и праздник благотворительности, и системная акция, которая дает возможность обычному гражданину, предпринимателю, представителю власти или организации делать важные, нужные, добрые вещи, помогать людям любыми доступными способами. Еще одна инициатива, которая «выстрелила» в этом году — проект Рубена Варданяна Philanthropy Infrastructure. Его суть в том, что некоммерческим организациям предлагают вынести на аутсорсинг бухгалтерию, IT-сервис, кадровое администрирование, чтобы они могли сосредоточиться на выполнении своей миссии. Таким образом, коммерческие организации забирают у некоммерческих часть функций и выполняют их так, как это делается в бизнесе. Возможность для частных лиц и компаний помогать некоммерческим организациям приобрела совершенно новый масштаб: можно делать пожертвования через СМС, интернет, участвовать в краудфандинговых кампаниях. В результате такого расцвета технологий Российский фонд помощи, например, собрал за год около 2 млрд рублей. Это не просто огромная сумма, но и знак того, что граждане доверяют некоммерческим организациям. СМИ, от желтой прессы до академических изданий, пишут о благотворительных мероприятиях. Истории о благотворительных проектах наводнили социальные сети, и сейчас это не только просьбы дать денег, но и истории успеха.

— Каковы основные тренды развития сектора на 2017 год?

— Если лет пять назад преобладающей сферой деятельности для НКО была помощь детям, то сейчас на первый план выходят вопросы экологии, помощь пожилым людям, помощь бездомным животным, маргинализированным группам населения, например, ВИЧ-инфицированным. Мы подходим к тому, что вся социальная программа будет охвачена некоммерческими организациями. Еще 10 лет назад было сложно представить успешные проекты в этих областях, сегодня они стали реальностью. Эта тенденция получит дальнейшее развитие, НКО будут по-прежнему стремиться применять лучшие международные практики.

— Готовы ли НКО уже в ближайшем будущем стать поставщиками социальных услуг?

— Я не считаю, что в настоящий момент НКО готовы к этому. Необходимо постоянно повышать компетенцию своих сотрудников и увеличивать масштаб своей деятельности, развивать лучшие практики и быстро адаптироваться. Это могут дать только долгосрочные инвестиции и свободные ресурсы, которых у некоммерческих организаций нет. Но НКО с хорошим менеджментом, конечно же, стремятся усовершенствоваться настолько, чтобы стать конкурентоспособными участниками рынка.

— Нужна ли в России оценка эффективности социального воздействия?

— Сейчас в России на оценку эффективности социальных проектов есть спрос со стороны узкого кластера — зарубежных компаний и наиболее продвинутой части российского бизнеса, и он, конечно, эту тематику продвигает. Но если в ближайшие годы не произойдет событий, которые сильно дестабилизируют рынок, за этими компаниями потянутся и другие. На мой взгляд, оценка эффективности просто необходима, она нужна гражданам, власти, бизнесу, некоммерческим организациям. Нам всем интересно знать и понимать, насколько эффективно государство, бизнес и НКО взаимодействуют друг с другом. Это мировой тренд — все хотят видеть перспективы и понимать, какое влияние оказывает человек на социальную жизнь и экологию. Россия находится в самом начале этого пути, и я надеюсь, что государство в долгосрочной перспективе займется выработкой стандартов для такой оценки.

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl/Cmd+Enter