Этическое потребление или память о дефиците?

В Высшей школе экономики провели исследование, направленное на изучение современной модели потребления у москвичей. Оно выявило смысловой контекст и установки, которые способствуют и противодействуют практикам выбрасывания или сохранения продуктов питания в московских домохозяйствах. Оказалось, что поведение москвичей в этом вопросе определяют не только и не столько пришедшие с Запада нормы этического и экологически ответственного потребления. Ключевую роль играет «гастрономическая травма» послевоенного голода и дефицитов двух последних десятилетий прошлого века, а также общая бедность.

Фото: aerienc.com

Результаты исследования под названием «Съесть или не съесть? Современная модель потребления через призму выбрасывания продуктов питания: на примере москвичей» опубликованы во втором номере за 2018 год журнала «Экономическая социология» ВШЭ. Всего авторы работы провели 22 интервью. В выборку вошли информанты обоих полов, при этом была представлена каждая возрастная категория экономически активного населения: 18–29 лет; 30–49 лет; 50–64 года; 65 лет и больше. Для того чтобы увеличить охват смысловых контекстов, было сделано пять дополнительных интервью с представителями экономически неактивных категорий граждан: студенты, пенсионеры, домохозяйки, временно не работающие или безработные.

Общество сверхпотребления

Исследователи отмечают: хотя модели потребления и связанные с ними предпочтения уже достаточно хорошо изучены, выбрасывание как зеркальное отражение соответствующих практик, расточительных или сознательных, и как индикатор ценности еды в социуме рассматривалось учеными гораздо реже. На смену «обществу пустых магазинных полок», которому грозил не просто дефицит, а настоящий голод, постепенно пришло общество потребления и даже сверхпотребления в отдельных социальных слоях. После этого каждый третий россиянин стал регулярно совершать покупки, которые не планировал до похода в магазин. «Сверхпотребление — это недальновидная форма и уровень потребления, в итоге ведущий к рецессии», — говорится в работе.

В России, по данным ВЦИОМ, 44% домохозяйств выбрасывают продукты потому, что не успевают их использовать до истечения срока годности. Согласно западным исследованиям, женщины выбрасывают больше еды, чем мужчины, хотя имеют больше возможностей для сокращения объемов пищевых отходов. Молодежь отправляет в мусорное ведро больше пригодных продуктов, чем зрелые люди, а пожилые (65 и старше) — значительно меньше, чем остальные возрастные группы. Но если отталкиваться от таких параметров, как располагаемый доход и уровень образования, то выводы различных исследователей оказываются противоречивыми. С одной стороны, обнаружена положительная корреляция между этими показателями и выбрасыванием еды. Но по другим данным, доход домохозяйства никак или практически никак не влияет на образование пищевых отходов.

Гастрономические травмы

Согласно исследованию ВШЭ, в России главным сдерживающим механизмом для расточительного отношения к еде стали «воссоздающиеся через поколения поведенческие установки, приобретенные во времена дефицита и бедности». Как отмечается в работе, их можно считать «собственным видом этики и этического потребления». При этом низкие доходы — а более 13% россиян остаются за чертой бедности — и рационализация общества имеют чуть меньшее значение. По мнению авторов, «обеспокоенность социальными, политическими и экологическими последствиями потребления возможна только при наличии удовлетворенных в полной мере первичных потребностей человека».

Но исследователи выявили и противоположную национальную особенность, которая также является реакцией на «гастрономическую травму». Это — «демонстративное выбрасывание», отрицание бережливого отношения к еде как признака нищеты.

Согласно выводам статьи, российский вариант этического потребления не связан с обеспокоенностью об экологии и общественном благе. Как отмечают авторы, соответствующие установки в отношении продовольствия должны пропагандироваться государством, однако оно в определенной мере дистанцируется от народа, а люди живут «собственными усилиями». «Как следствие, в восприятии вовлеченных в исследование москвичей приоритет часто отдается тому, что принесет пользу человеку и (или) его семье, а не обществу в целом или планете. Но не из-за эгоизма, а, вероятнее всего, из-за отсутствия дополнительных ресурсов, которые можно было бы направить не на себя», — заключают исследователи.

Автор: Антон Чугунов