Кто такие альтуристы?

Altourism был создан в 2015 году для помощи в развитии малых территорий посредством путешествий. Туристы приезжают в отдаленные уголки России, чтобы совместно с местными жителями сделать что-то полезное для села или деревни. Тогда автор и идейный вдохновитель проекта Екатерина Затуливетер не предполагала, что эффект будет достигнут так быстро — активисты объехали более 10 регионов и реализовали два десятка социальных проектов. Там же впоследствии сформировались и активные местные сообщества. О том, как делать бизнес на добрых делах, Екатерина рассказала проекту «+1».

Общество 3 мин на чтение
Екатерина Затуливетер
Екатерина Затуливетер

Расскажите, из чего складывается прибыль проекта?

Бизнес-модель самая простая — турист платит за пакет: проживание у местных жителей, питание, развлекательную программу. Туда же включена наша маржа — 25%. Поездки стоят по-разному. Например, за выходные не очень далеко от Москвы берем по 10–15 тысяч рублей с туриста. С этих поездок мы получаем прибыль. Есть и недельные поездки, например, в Карелию — строить причал на Онежском озере. Цена за неделю — по 65 тысяч с участника. Дело в том, что там не развита инфраструктура, а ближайший город, куда приходится ездить за продуктами и бензином, в 120-ти километрах. Получается затратно. И все же этот проект для меня очень важен, хоть он и выходит в ноль. Проекту Altourism три с половиной года, он приносит прибыль. Но на нормальный постоянный заработок мне выйти пока не удалось, потому что есть туристическая сезонность и сезонность активностей, которые можно делать с «альтуристами».

Инвесторов у вас никогда не было. Не планируете искать?

С проектом Altourism и недавно открытым интернет-магазином «Онлайн Сельпо» мы поняли, что на старте важно делать все самому, на свои деньги. Если ты без денег достигаешь результата, то с деньгами точно сможешь. Я поначалу продолжала работать на основной работе и откладывала на проект где-то 15 000 рублей в месяц. И когда вот так ограничен бюджет, каждая копейка суперэффективно тратится, ты из нее выжмешь максимум. И потом услуга, в отличие от продукта, не требует значительного стартового капитала. Я на свою первую поездку потратила 800 рублей — оплатила поезд до Ярославля. Сейчас я уже не вкладываю ничего.

Альтуристы строят скамейки в белорусской деревне Косаричи
Альтуристы строят скамейки в белорусской деревне Косаричи
Фото: facebook.com

То есть бизнес-модель устоялась?

Не совсем. Я сейчас перехожу на бизнес-модель с горизонтальной структурой управления. Создаю команды в разных регионах из людей в крупных городах, которые писали мне на протяжении этих лет и говорили, как восхищаются проектом, как разделяют его ценности, как хотят помочь, но не являются ни нашими клиентами, ни активистами из деревень. Я долго думала, как же мне их задействовать. И вот я стала формировать из этих людей команды на местах, чтобы они занимались развитием активистов в регионах. Сейчас все силы мы бросили на создание этой разветвленной команды, которая работала бы в концепции Altourism.

Эти профессионалы — управленцы, бизнесмены?

Люди совсем разные, но очень важно, чтобы они были не из туристической сферы. Многим, хотя и не всем, представителям этой области присуще шаблонное мышление, и выбить их из шаблона непросто. А вот люди без опыта работы в туризме без проблем вникают. Они могут делать что угодно, руководствуясь интуицией. Я таких людей точечно вылавливаю, а они сами ищут среди своих знакомых таких же. Например, в Тюмени у нас есть команда, в которой есть психолог, социальный предприниматель, девушка из корпоративного мира, коуч. И возраст варьируется от 28 до 60. То есть среди них нет совсем молодых, потому что сейчас нам нужна профессиональная закалка в какой-то своей области. А человеческого ресурса для обучения молодых людей без опыта работы у нас нет.

Создание альтуристами арт-объекта «Звездолет» в г. Боровск (Калужская область)
Создание альтуристами арт-объекта «Звездолет» в г. Боровск (Калужская область)

Какие тонкости у технологии Altourism?

Технология взята из практики международных организаций ООН и ОБСЕ. Ее используют на очень маленьких территориях. Главный момент — если люди с разными взглядами на жизнь делают общее дело, результаты которого важнее разобщенности, то в процессе они сближаются. Я оттолкнулась от этой идеи. Мы находим 3–4 человека, местных активистов. Они организуют других жителей, человек 20–40, помогают разместить и накормить туристов. Но главное — они участвуют в социальном проекте или инициативе, которые дадут вклад в развитие этого места и помогут сформировать активное местное сообщество.

Полную версию интервью читайте на +1

Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl/Cmd+Enter