Трудовые династии помогут выжить в XXI веке

Оказывается, в ХХI веке в России до сих пор существуют трудовые династии Корреспондент +1 поговорил с представителем одной из них.

Дмитрию Котомину 34 года, он — начальник коммерческого отдела Сокольского ЦБК (Segezha Group), здесь работали его отец, дед и прадед. Общий трудовой стаж Котоминых — более 800 лет. На Сокольском ЦБК работало 53 человека из этой семьи. Сокол — город в Вологодской области расположен на реке Сухона, знаменитой тем, что дважды в год меняет свое течение. Сокольский ЦБК (целлюлозно-бумажный комбинат) — крупное местное предприятие, которое входит в Группу компаний «Сегежа».

Segezha Group
Общество 3 мин на чтение
описание
Семья Котоминых
Фото: Из личного архива

— Дмитрий, что представляет собой город, в котором вы живете? Какие в нем люди?

— Сокол — город бумажников. Здесь два бумажных комбината. Наш ЦБК — единственный в России, где выпускают подпергамент, эта бумага используется в качестве упаковки в пищевой промышленности. Исторически большинство жителей города имело отношение к бумажному производству. Мне кажется, что бумажники — это люди, которые оперативно могут приспособиться к изменяющимся условиям, т.к. бумажное производство требует принятия быстрых решений, умения смотреть вперед, видеть перспективу, предугадать развитие ситуации.

— Что вы рассказываете детям о своей семье?

— Мой прадед Александр Алексеевич Котомин родился в 1904 году. На фабрику «Сокол» пришел в 1921 году, начинал учеником, потом стал обер-сеточником. Меня поразило вот что: когда началась Великая Отечественная, прадеда не брали на фронт, он был нужен на комбинате. Но он настоял и в 1942 году ушел добровольцем, в 1944 его ранили, он вернулся на завод и работал до пенсии, 36 лет. У деда и бабушки, ее звали Анной, было 12 детей. Трое умерли в трудное военное и послевоенное время, а семеро из оставшихся пошли работать на комбинат.

Постараюсь, чтобы мои дети знали хотя бы основных близких родственников, прадедушек, прабабушек. Когда я был маленьким, бабушка с дедом были живы, на большие праздники собиралась вся семья. Сейчас мало кто из родни живет в Соколе, все разъехались, работают на разных предприятиях. Семейный архив хранит сестра моего отца, тетя Шура.

— Сейчас производство устроено иначе, чем во времена вашего отца и деда. В чем работа нынешних сотрудников фабрики стала проще, а в чем — сложнее?

— Раньше работать было физически гораздо тяжелее, на производстве многие процессы делались вручную. Сейчас многое автоматизировано, изменилась технология, сам процесс производства, оборудование, материалы, работать стало легче. Но ответственность стала выше, и кадры нужны более квалифицированные.

— Как вы думаете, приведет ли развитие технологий к тому, что человека на производстве заменят роботы?

— Это уже происходит. С каждым годом все больше процессов автоматизируется. Но роль человека никуда не денется, кто-то должен задавать работу программы по производству, запустить процесс, контролировать его.

Фото: cultinfo.ru

— Как вы думаете, в XXI веке сохранятся трудовые династии?

— Мне кажется, что преемственность сейчас утратила свою силу. 90-е и 2000-е были трудными, в это время многие уходили в другие сферы. Из нашей династии на комбинате осталась пара человек. Долго работали мой дед и брат моего отца, дядя Валера, он всю жизнь до пенсии работал машинистом, прикипел к комбинату, не хотел уходить.

Думаю, что сейчас очень трудно сохранить трудовую династию. Появляется много новых профессий, которые совсем не связаны с новыми современными производствами. Другое дело, если предприятие работает стабильно, в городе развита инфраструктура, есть предпосылки к тому, чтобы остаться.

— Судьбу своего сына, возможно, внуков, вы связываете с Вологдой, с комбинатом, или это пока непонятно?

— Сын пока не решил, чем будет заниматься, к 9-11 классу будет видно. Конечно, если он захочет участвовать в жизни комбината, я ему помогу. Наше предприятие работает, но хочется, чтобы и город развивался. Сейчас больницы, детские сады, школы закрываются в силу оптимизации, дома не строятся, многие из города просто уезжают. Но я надеюсь, что ситуация изменится. Если будет стабильное производство, появятся новые рабочие места, будет развита социальная сфера — есть надежда.

Интервью подготовила Алиса Орлова
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl/Cmd+Enter