«В современном образовании необходима связка фундаментальной науки и реалий жизни»

Партнерство с университетами помогает компании сохранять лидирующие позиции на рынке труда, проводить исследования, поддерживать науку и инвестировать в регионы. О выстраивании эффективного сотрудничества с вузами проекту +1 рассказал вице-президент Schneider Electric по стратегии и развитию бизнеса в России и СНГ Армен Бадалов.

Армен Бадалов
Армен Бадалов

— Ваша компания сотрудничает с 30 российскими вузами. Что это партнерство изменило в компании и в учебных заведениях?

— У нас открыто около 15 лабораторий, 9 из них — это центры компетенций, то есть современные образовательные комплексы, где представлен весь спектр инновационных решений и продуктов компании. Эти центры используют как сами вузы для обучения студентов, так и мы для обучения наших партнеров, клиентов, сотрудников и преподавателей. Кроме того, университеты могут задействовать наши лаборатории для проведения своих исследований.

— Зачем вашей компании, одному из крупнейших в мире производителей оборудования и умных решений для энергетики и промышленности, партнерство с университетами?

— Если мы развиваем бизнес в Сибири или на Дальнем Востоке, целесообразнее работать с местными вузами. Но компания делает это и в целях развития регионов своего присутствия. Партнерство с вузами является частью корпоративной стратегии развития. Благодаря ему мы одновременно привлекаем молодых специалистов, проводим научные исследования, предоставляем доступ к образовательным ресурсам, обучаем и переподготавливаем наших сотрудников. Например, в апреле Schneider Electric и Казанский государственный энергетический университет подписали соглашение об открытии центра компетенций, главная цель которого — обучение студентов, профессиональная переподготовка и повышение квалификации наших клиентов.

— Какие исследования вы проводите? Кому принадлежат права на их результаты?

— У нас две ключевые специализации — электрораспределение и промышленная автоматизация, при этом цифровизация становится неотъемлемой и обязательной частью данных направлений. С точки зрения отраслевой принадлежности для нас очень важны нефтегазовая, металлургическая, горнорудная, химическая и пищевая промышленности. Наши центры компетенций выстраиваются вокруг именно этих направлений.

Все, что произведено в наших центрах, принадлежит вузам, это их интеллектуальная собственность. Если мы выступаем заказчиками, то это уже наш продукт. Однако часто вузы сами проявляют инициативу, мы поддерживаем совместные исследовательские проекты, поскольку это часть нашей политики.

— Кто может проходить подготовку в центрах компетенций? Есть ли критерии отбора или они открыты для всех?

— Университеты сами решают, кого обучать. Конечно, приоритет у студентов профильных направлений, для них обучение в наших комплексах — фактически часть учебной программы. В 2017 году в партнерстве с вузами мы подготовили 5 000 студентов. На базе Колледжа современных технологий в Москве в центре компетенций Schneider Electric обучаются студенты из социально незащищенных слоев населения. В случае подготовки наших партнеров или заказчиков решение принимается индивидуально, как в части того, кого мы учим, так и в части того, как мы это делаем.

— Российские вузы являются довольно закрытыми учреждениями. Можете ли вы поделиться опытом выстраивания отношений с ними?

— Сейчас университеты меняются, становятся более открытыми и заинтересованными в подготовке кадров, которые будут востребованы рынком. Учебные программы перестают быть оторванными от жизни. Знаю об этом не понаслышке, поскольку сам преподаю и являюсь доктором экономических наук.

Мы начинали с дотаций вузам, но постепенно пересмотрели этот подход, ведь оборудование устаревает. Теперь мы переходим на новый уровень взаимодействия — передаем вузам наши технологии и решения, совместно прорабатываем план учебной программы и возможность развития лаборатории силами университета.

— Какая доля участников программ приходит на работу в Schneider Electric? Вам проще выращивать кадры под компанию, чем находить специалистов на рынке?

— Честно говоря, мы не ведем такую статистику, поскольку это не является самоцелью. Гораздо важнее, чтобы студенты обучались на современном оборудовании — желательно нашего производства. Для нас важно, чтобы выпускники выходили на работу, в том числе к нашим заказчикам, подготовленными. В нашей компании есть стажировки, после которых многие ребята остаются у нас работать.

Конечно, если специалист уже знаком с нашими технологиями, ему будет проще адаптироваться. И у него будет больше мотивации работать в Schneider Electric, а не где-то еще.

— Какой путь, на ваш взгляд, лучше выбрать техническому работнику — узкую специализацию или освоение нескольких дисциплин?

— С одной стороны, я считаю, что технический специалист должен хорошо разбираться в каком-то одном направлении. С другой — мы видим, что и наука, и бизнес требуют многофункциональности. Сейчас происходит интеграция разных наук — например, информационные технологии объединяются с операционными технологиями. Поэтому возрастает потребность в людях, знающих как технологический процесс, так и основы IT и big data. Технологии сегодня развиваются так быстро, что, оканчивая вуз, специалист фактически только начинает свое обучение.

— Какие проблемы, по вашим наблюдениям, характерны для технического образования в России?

— Техническое образование в России — одно из лучших в мире. Наши специалисты востребованы в разных странах. Но здесь надо понимать, что образование всегда должно быть привязано к запросам экономики и бизнеса. И здесь, отчасти, еще не все отечественные вузы должным образом адаптировались. Необходимо в большей степени связывать фундаментальную науку и реалии жизни. И я вижу, что ведущие отечественные вузы это хорошо понимают и движутся в правильном направлении.

Подготовила Мария Сотскова
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите Ctrl/Cmd+Enter