01.11.2019
3 минуты на чтение

Строители опередили «природоохранников»

Директор Института региональных исследований и городского планирования НИУ ВШЭ Ирина Ильина — о том, как «под прикрытием» социально значимых проектов могут застроить Лосиный Остров, Мневниковскую пойму и другие московские ООПТ

Фото: forum.nashtransport.ru

Этим летом Департамент природопользования и охраны окружающей среды столицы провел закупки на 249.9 млн руб. для разработки новых положений об особо охраняемых природных территориях. Подрядчиком стало ЗАО «Научно-исследовательский и проектно-изыскательский Институт градостроительного и системного проектирования» (ИГСП). В авторский коллектив вошли специалисты Института экологии города и Института территориального планирования.

Разумеется, в положениях о капитальном строительстве не говорится прямо, но в техническом задании конкурса косвенно идет речь о зонировании территорий, которое позволяет размещать объекты капитального строительства, включая жилье. Раньше положения об ООПТ такого строительства не разрешали (в случае, если проект не прошел экологическую экспертизу).

Второй тревожный звонок — отражение ООПТ в правилах землепользования и застройки. Есть «охранные зоны особо охраняемых природных территорий», а границ у ООПТ, согласно этим правилам, нет. Но в то же время в Москве у ООПТ нет и охранных зон, поскольку они так и не были утверждены. Охранная зона формально существует разве что у Лосиного Острова, но ее статус не совсем правильно утвержден. Мы видим, что ЖК «Сказочный лес» не только строится в охранной зоне, но и частично залез на территорию самого парка. Если говорить об ООПТ не федерального, а регионального значения, которые утверждала Москва, после принятия новых правил границы ООПТ явно не устоят.

Поэтому, если примут новые положения об ООПТ, есть угроза, что они будут частично застроены. Наверняка будут использованы спорные участки по периметру этих территорий. Несколько дней назад поступила информация, что в Мневниковской пойме будет построено около 200 тыс. квадратных метров жилья. Не совсем понятно, как будут строить жилье, если на данный момент это запрещено. Я думаю, что строители немного опередили «природоохранников». Мневниковская пойма — довольно изолированное и малозаселенное место, поэтому выглядит особенно лакомым куском.

Почему застройщиков интересуют именно эти территории? Свободная земля в Москве не закончилась. И, естественно, в городе еще можно много чего разместить. Но земля не вся государственная. Много появилось частных собственников, многие территории заняты промзонами, которые нужно реконструировать. Землю придется выкупать у владельца и освобождать от существующих сооружений. Производственные земли требуют достаточно сложной подготовительной работы; на месте бывшей промзоны наверняка высокий уровень загрязнения почвы. Один из микрорайонов в Тушино строился на месте бывшей свалки. Грунт пришлось удалять на 16 метров, разумеется, стоимость строительства сильно возросла.

У ООПТ нет «владельцев», кроме региональных властей, нет застройки, которую нужно сносить: проводи коммуникации и осваивай. Затем жилому объекту можно дать красивое название вроде «Сказочный лес», «Зеленая территория» и получать бонусы от расположения. Тем более, такая подготовка для строительства на ООПТ в парковых зонах есть, это храмы, которые возводились в рамках программы «100 храмов». Многие были построены в парках и скверах, где стройки вообще быть не должно. Например, в Дубках жители активно протестовали, но не смогли отменить застройку.

Формально можно показать, что вреда от жилого строительства не будет, и представить свои проекты как социально значимые, в этом случае экологический ущерб отходит на второй план. Но есть такое понятие, как экосистемные услуги: это очищаемый лесом воздух, не асфальтированные почвы. У нас стоимость таких услуг не считают. А ущерб леса и парки, конечно, понесут, но рассчитать его очень трудно. Зато есть механизмы расчета, которые покажут, что жилые дома ничего плохого якобы не сделают.

В Химкинском лесу после прокладки трассы нарушена экологическая целостность лесного массива. Все зеленые территории должны быть объединены в каркасную систему, которая обеспечивает сохранность флоры и фауны. Негативное влияние — это и шум, и выбросы, и вибрация. Сейчас о негативных последствиях никто не говорит, но, когда поднимался вопрос о строительстве, они предсказывались.

Когда будет принята нормативная база, москвичи вряд ли об этом узнают, потому что ее разработка не выносится на общественное обсуждение. А вот когда пойдет застройка, будут конфликты, но получится, что строители будут действовать на законных основаниях. В теории отстоять ООПТ жители могут, но им потребуются очень сильные юристы, и действовать нужно, пока новое законодательство не принято.