14.08.2019
8 минут на чтение

Эволюция ходит кругами

В основе циклической экономики, или экономики замкнутого цикла, лежат три принципа — Reduce, Reuse, Recycle: сокращение (а в идеале — устранение) отходов и снижение ресурсоемкости производства, повторное использование ресурсов и переработка отходов. На данную модель возлагаются большие надежды как на движущую силу научно-технических инноваций, стимул к созданию новых рабочих мест и ответ на угрозу глобальных климатических изменений. Но готова ли Россия внедрить ее с выгодой для себя?

Фото: flickr.com/weeviraporn

Россияне нечасто сталкиваются с понятием «циклическая экономика», или «экономика замкнутого цикла», но ее элементы негласно присутствовали уже в СССР. Многие помнят книги, полученные за сданную макулатуру, и карманные деньги от сдачи молочных бутылок. Упаковка была стандартизированной и, как правило, оборотной, очень многие продукты питания продавались на развес, а вещи было принято чинить или переделывать.

Сегодня же нам приходится прилагать усилия, чтобы найти место, где принимают в переработку вторсырье, и еще труднее найти место, где за него заплатят. Молодой отечественный бизнес, озабоченный сначала выживанием в череде кризисов, а затем — последствиями санкций, долгое время игнорировал экологическую повестку дня, не замечая долгосрочных выгод, связанных с более «дорогой» хозяйственной моделью.

Как отмечают экономисты Надежда Пахомова, Кнут Рихтер и Мария Ветрова, «развитие циклической экономики в РФ принесет положительный экологический эффект от сокращения свалок и полигонов, экономический эффект от повышения энерго- и ресурсной эффективности, а также социальный эффект от создания дополнительных рабочих мест вследствие получения прибыли компаниями в новых отраслях и видах деятельности».

Те же аргументы приводят сторонники новой модели хозяйствования по всему миру. Существуют объективные причины и препятствия для перехода России к экономике замкнутого цикла. Россия находится далеко не в авангарде, а в числе догоняющих стран в этом переходе. Но есть и примеры, доказывающие, что препятствия преодолимы и у нашей страны найдутся ресурсы для того, чтобы не просто успеть за лидерами, а возглавить тренд. Поэтому мы рассмотрим как отрицательные, так и положительные аспекты перехода страны к экономике замкнутого цикла.

Сырьевая структура экономики

Основным барьером на пути к циклической модели остается лидерство сырьевых отраслей, связанных с добычей, транспортировкой и переработкой ископаемого топлива.

На 1 июня 2019 года нефтегазовые доходы в федеральный бюджет составляли 43,5% — это значительная доля, хотя и существенно меньше показателя за прошлый год — 50,3%.

При этом налоговая нагрузка на обрабатывающие производства в нефтехимии (3,4%) значительно ниже, чем на производство компьютеров, электрооборудования и оптических изделий (9,6%).

Россия обладает одними из богатейших запасов углеводородов, леса и воды в мире. Поэтому руководство страны вместе с сырьевыми компаниями слабо мотивированы к экономии перечисленных ресурсов и инвестициям в продвинутые технологии для их повторного использования.

Внедрение замкнутого производственного цикла или его элементов преимущественно остается частным делом отдельных организаций; чаще всего это либо промышленные гиганты, такие, например, как «Норильский никель», либо «дочки» иностранных компаний.

Исследователи отмечают, что налоговая нагрузка в несырьевых обрабатывающих отраслях, таких как машиностроение, выше, чем в сырьевых.

Стоит отметить, что углеводородный сектор является одним из самых «грязных» с точки зрения отходов: подсчитано, что в 2015 году на промышленные отходы, связанные с добычей ископаемого топлива, пришлось 3106,6 млн тонн — более половины всех отходов, произведенных в России за год.

Хорошие новости

В последние годы в России были приняты законодательные нормы, стимулирующие переход к экономике замкнутого цикла и формирование соответствующей инфраструктуры. В 2017 году была принята «Стратегия экологической безопасности России до 2025 года», в 2018 году была утверждена «Стратегия развития промышленности по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов производства и потребления», стимулирующая вовлечение в производственный цикл вторичного сырья. В январе 2019 года вступили в силу нормы Федерального закона № 219-ФЗ, направленного на совершенствование системы регулирования в области охраны окружающей среды и внедрение наилучших доступных технологий.

Инициативу начали проявлять и сырьевые компании. Так, СИБУР принял программу по переходу к циклической экономике под названием «Зеленые крылья», с целью внедрить ее принципы по всей производственной цепочке. Важным элементом программы, в частности, стала переработка попутного газа, который до недавних пор большинство нефтяных компаний сжигало в факелах, теряя астрономические суммы и нанося урон окружающей среде. Кроме того, заметно сократились (в 2,6 раза) объемы сжигания попутного газа в Югре за счет роста его использования компаниями ТЭК.

Фото: flickr.com/Steve Snodgrass

Низкий уровень переработки отходов

Переработка бытового мусора в России составляет около 5%, остальная масса отходов направляется на полигоны, число которых в стране не уменьшается, а по-прежнему растет, а также на нелегальные свалки. В качестве альтернативы свалкам предлагается строительство мусоросжигательных заводов, которые экологи считают угрозой здоровью населения.

Еще по теме: Эксперты — о первых результатах «мусорной» реформы и проблемах, с которыми она сталкивается

И проблема не в том, что в стране отсутствуют перерабатывающие заводы. Проблема в том, что вторичное сырье до них не доезжает. Как отметил председатель комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов, 80% регионов не предусмотрели в своих территориальных схемах раздельного сбора отходов, а перерабатывающие заводы загружены только на 30–40% из-за отсутствия соответствующей инфраструктуры. Также стоит отметить, что в рейтинге доступности раздельного сбора 2018 года два крупнейших города страны — Москва и Санкт-Петербург — заняли соответственно 52-е и 91-е места и оба примут территориальные схемы обращения с отходами только к 2022 году.

Наиболее развитой система раздельного сбора оказалась в подмосковных Мытищах, Альметьевске (Татарстан) и Волжском (Волгоградская область).

Отсутствует в России и централизованная пропаганда раздельного сбора среди населения. В большинстве случаев переработка домохозяйствами вторсырья происходит по инициативе экоактивистов и отдельных граждан, осведомленных о проблеме лучше других.

Хорошие новости

Протесты граждан против мусорных полигонов в Волоколамске, Балашихе и Архангельской области повысили осведомленность людей о проблеме, необходимость создания инфраструктуры раздельного сбора становится очевидной для всё большего количества людей. Люди готовы этого требовать, в том числе в радикальных формах. Есть надежда, что за исполнением Стратегии развития промышленности по переработке отходов в России, принятой на период до 2030 года, общество будет следить пристально.

Возникают новые инициативы — на стыке экологии и экономики, активизируются старые. Например, программа «Школа утилизации: электроника» по сбору и бесплатной утилизации электронного мусора для населения, органов власти и бюджетных учреждений. Программа запущена в 2016 году и реализуется в семи регионах: Москве, Подмосковье, Тамбовской, Тульской, Ивановской и Волгоградской областях, Республике Мордовия.

Сеть обувных магазинов Rendez-Vous с апреля 2019 года принимает на утилизацию старую обувь: за каждую сданную пару клиент получает скидку, а обувь отправляется на завод, где превращается в сырье для покрытия спортивных площадок. Unilever и торговая сеть Х5 Retail Group подписали соглашение об установке автоматов по приему пластиковых бутылок в московских магазинах «Перекресток» и «Карусель».

Низкий уровень экологического просвещения

Уровень экологических знаний россиян низок, как и общий уровень экологической культуры в стране. Но если экология существует хотя бы в качестве школьного предмета, пусть и не в ряду обязательных дисциплин, то темы циклической экономики и устойчивого развития звучат редко и мало освещаются в СМИ.

Низкое качество экологического просвещения отмечает руководитель движения ЭКА Татьяна Честина: «Нет какой-то серьезной подготовки педагогов, которые бы затем были готовы передавать ученикам не только комплексные системные знания о современных экологических проблемах глобального и локального уровней и путях их решения, но и обучать тому, как школьники или студенты могут на практике применять полученные знания».

Хорошие новости

По данным опроса, проведенного фондом «Общественное мнение» в сентябре 2017 года, подавляющее большинство россиян (92%) готово сортировать свои отходы и сдавать их на переработку. Для этого людям нужна доступная инфраструктура и прозрачная информация о том, куда их вторсырье направляется для переработки.

«Зачастую бывает, к сожалению, что поставят во дворе контейнер для раздельного сбора, люди собирают упаковку раздельно, а потом видят из своего окна, как приезжает машина, все сваливает в одну кучу и везет на свалку. Это очень демотивирует. Если такого не будет случаться, если люди будут уверены в том, что их собранные отдельно бутылка, банка и коробка пойдут туда, куда нужно, это станет большим нефинансовым стимулом».

Любовь Меланевская, исполнительный директор РусПЭК

Что касается экологического образования, то в этой области есть уникальные проекты, такие как «Экополис» — подготовленное фондом «Русский углерод» учебное пособие для школьников с дополненной реальностью, которое используется в ряде московских школ и было успешно представлено на климатической конференции СОР24 в Катовице, и федеральная программа «Разделяй с нами» — комплекс экологических уроков и игр для школьников и студентов, который проводят Coca-Cola, фонд «ЭРА» и ГК «ЭкоТехнологии» во всех регионах России.

Консерватизм бизнеса

В качестве помех на пути к циклической экономике часто упоминается неготовность бизнеса делать дополнительные вложения с долгим сроком окупаемости, когда «и так все работает». Эксперты отмечают, что проблема заключается не только в инертности предпринимателей, но также в существовании нормативно-правовых барьеров, осложняющих утилизацию и переработку отходов и ведущих к их удорожанию, а также в отсутствии мер господдержки, направленных на создание циклического производства и замкнутых цепей поставок.

Хорошие новости

Как уже было сказано, в последние годы компании из различных отраслей стали прикладывать усилия по переходу к циклической экономике — для поднятия престижа (в том числе на международном рынке), в рамках программ социальной ответственности, по инициативе руководителей и даже активной части сотрудников. В их числе компания «ОптиКом», которая производит упаковку — товар, традиционно обвиняемый в образовании бытового мусора. По инициативе руководителя Максима Рогожко компания реализует принципы циклической экономики уже не первый год. Так, в офисе отказались от одноразовой посуды.

«Мы подсчитали, что благодаря этой инициативе за год мы не использовали, а значит, и не выбросили около 150 000 стаканчиков, то есть предотвратили образование более 400 кг неперерабатываемых отходов. Следующий шаг — это переработка отходов. В нашем офисе мы раздельно собираем бумагу и картон, ПЭТ-бутылки и стекло. Все собранное мы передаем на переработку и тщательно следим за тем, чтобы оно попадало к надежным заготовителям вторсырья. Кроме того, мы запустили проект по вывозу макулатуры „Бумаговорот“. В нем может принять участие любой офис, который закупает у нас расходные материалы. Мы предоставляем накопители, в которые сотрудники офиса складывают бумажные отходы. По мере их заполнения мы забираем макулатуру и передаем на переработку. Кстати, из бумаги, собранной в рамках проекта, завод СОЭМЗ в подмосковном Солнечногорске производит разнообразную упаковку: лотки для овощей, держатели для стаканов, подносы. Их мы поставляем нашим клиентам — агропроизводителям и ресторанам. Так замыкается цикл производства и переработки».

Максим Рогожко, руководитель компании «ОптиКом»

Резюме

Главной проблемой перехода к циклической экономике в России можно назвать отсутствие стабильного взаимодействия между компаниями, которые могли бы создавать долгосрочные партнерства для создания замкнутого производственного цикла, а также отсутствие диалога между компаниями и государством, которое сегодня вряд ли рассматривает экономику замкнутого цикла как приоритет.

Многообещающие проекты, выдвигаемые бизнесом и некоммерческими организациями, не масштабируются в нужном объеме и не получают необходимой огласки в обществе. В условиях, когда помощь энтузиастам — это дело рук самих энтузиастов, бизнесу остается кооперироваться с сознательными компаниями, перенимая опыт тех, кто уже внедрил циклические бизнес-модели, и привлекать инвесторов, заинтересованных в создании устойчивой экономики.

Обнадеживает то, что, с одной стороны, таких инвесторов в мире становится все больше, особенно с современной тенденцией на декарбонизацию экономики, а с другой — то, что, будучи интегрированной в мировую экономику, Россия не сможет избежать «циклической эволюции». А вот какое место она займет в эволюционной цепочке — зависит уже от активности государства.