08.11.2019
4 минуты на чтение

Гигиена мозга: как отказаться от токсичного контента

Информационное выгорание, массовое потребление токсичного контента — так описывают психологи новую виртуальную реальность

Иллюстрация Евгении Власовой

Обилие контекстной рекламы, всплывающих окон и уведомлений, сообщений, недостоверных данных, онлайн-развлечений угнетает человека и даже грозит ему психическими расстройствами. Как защитить себя от информационного загрязнения — в материале +1.

Цифровая зависимость — в цифрах

По данным холдинга ROMIR, в 2015 году девять из десяти пользователей российского интернета вели активную жизнь в социальных сетях, проводя в них ежедневно в среднем 143 минуты. С 2012 по 2015 годы прирост аудитории соцсетей составил 10%.

В ноябре 2018 года исследование фонда «Общественное мнение» (ФОМ) показало, что 26% россиян не готовы отказаться от смартфонов, а 22% — от компьютеров. Но более трети (38–40%) пользователей утверждают, что легко обошлись бы и без смартфона, и без компьютера. Компьютерами пользуются 79% россиян, смартфонами — 69%. Абсолютное большинство среди них — граждане до 45 лет. Среди россиян возраста 18–30 лет ими когда-либо пользовались около 99%.

Тотальная цифровизация уже привела к усталости от экранов и эмоциональному выгоранию. Компания How Life Unfolds опросила более тысячи офисных сотрудников в США, чтобы выяснить, как технологии влияют на режим их работы. Оказалось, что 60% офисных работников страдают от цифровой перегрузки.

Старший научный сотрудник Института психологии РАН, писатель Ольга Маховская считает, что избыток данных приводит не только к переполнению «оперативной памяти» нашего мозга, но и к сокращению «живых» контактов, а следом, и к депрессии.

«Это похоже на ожирение»

«В доэкранные времена люди страдали от нехватки информации и пустоту заполняли сплетнями. А теперь мы от информационного вакуума перешли к переизбытку некачественной информации. Это похоже на ожирение. Мы забиты токсичной информацией, и надо проводить чистку. И это не задача Роскомнадзора, это вопрос личной гигиены и медиаграмотности», — утверждает психолог.

«В хорошей библиотеке ты получаешь достоверные ответы из самых разных источников. А в засоренной интернет-среде, где много недостоверной информации, как шахтер, рубишь эту руду, чтобы найти слитки золота. Пробиваться через спам — вот проклятие информационного века», — говорит Маховская.

Добывать качественную информацию стало так же трудно, как сохранять хорошую физическую форму при обжорстве. А из-за отравления некачественным контентом часть пользователей себя «запускает», что постепенно приводит к «одичанию».

«Последствие: социофобия, боязнь людей, особенно у юношей. Спроси такого: со сколькими девушками он сегодня пообщался? Я уже не говорю о сексе», — отмечает психолог.

Передышки не будет

Иллюстрация Евгении Власовой

Что об информационном выгорании думают те, кто создает потоки контента в медиа, — представители СМИ и рекламного рынка?

Член совета Гильдии маркетологов Николай Григорьев считает, что объем информации в интернете не уменьшится. «Потребителя всегда что-то раздражает, но деваться ему некуда, и он адаптируется к изменениям в информационном пространстве. Учится фильтровать или игнорировать информацию, причем уже вполне квалифицированно. Но и воздействие на него становится все более изощренным и затягивающим», — говорит маркетолог.

Директор по стратегическому развитию рекламных технологий «Яндекса» Евгений Ломизе, отвечая на вопрос +1 о выгорании, утверждает: система старается подобрать вариант, наиболее удобный для пользователя и наиболее эффективный для рекламодателя. Например, рекламные объявления в минималистичном дизайне, без дополнительных элементов.

Весь контент в медиа должен быть полезен людям, считает эксперт по диджитал-технологиям Андрей Яблонских. Если он будет избыточным, то в конечном счете навредит компании.

«Когда на людей валится огромный поток информации, им становится некомфортно, и они отписываются, чтобы не читать лишнее. Им неинтересно читать прогноз погоды на сайте телеком-оператора. И, наоборот, на метеорологическом ресурсе — новости о военных действиях или новых иномарках. Количество информации, которое способен потребить человек, ограничено», — отмечает специалист.

«Информационный детокс»

«Информационный детокс»Сергей Паранько — о том, произойдет ли в российских СМИ переход от количества к качеству и как защитить себя от груза излишней информации

Директор по цифровым продуктам газеты «Ведомости» Сергей Паранько на вопрос о том, есть ли в обществе запрос на качественную журналистику и сокращение желтых материалов, отвечает отрицательно.

«Всегда были те, кто писал желтые материалы, и те, кто делал деловую журналистику и расследования. Это ответ на запросы аудитории. Настоящие важные истории — не больше 20% материалов, но ради них мы в журналистике и работаем», — заметил медиаэксперт.

Приемы самозащиты

Иллюстрация Евгении Власовой

Но если от цифровой перегрузки страдает уже 60% работающего в офисах населения планеты, а специалисты считают, что объем информации в будущем не сократится, то как спасти себя от информационного выгорания?

Психолог Ольга Маховская при информационных перегрузках советует предпочесть гаджетам прогулку или хотя бы заблокировать на них рекламу, ввести личный тайм-менеджмент и помнить о важности личных контактов с людьми.

Интернет-эксперт Андрей Яблонских, когда понимает, что «сгорает», меняет гаджет на бумажную книгу. «Если в определенный момент я понимаю, что мозг вот-вот взорвется, стараюсь какое-то время посвятить чтению. Или послушать музыку», — говорит он.

А во время работы он советует не перегружать себя информацией по другим темам, а сосредоточиться только на нужных источниках.

Но самым радикальным образом решил проблему журналист Сергей Паранько. Он удалил свои аккаунты в соцсетях, кроме Facebook. «От Telegram-каналов тоже отписался. О важных событиях я и так узнаю. А без однодневных новостей жить легче. В общем: только проверенные СМИ, книги, подкасты во время спорта и осознанное общение с друзьями и коллегами», — объясняет он.

И только маркетолог Николай Григорьев не унывает от избытка информации: «Никто не говорил, что будет легко!»