20.10.2017
3 минуты на чтение

Гиперлокальный мир в глобальном городе

В современном мире люди могут годами жить в одном доме, но так и не познакомиться со своими соседями. Между тем в объединении жильцов есть большой потенциал, способный решить целый пласт социальных проблем. О важности развития гиперлокальных процессов рассказал +1 Максим Шпаковский, директор городских проектов компании Aventica и основатель проекта «Соседские центры».

Фото: lermontovka-spb.ru

Максим, вы помогаете внедрять в инфраструктуру соседские центры, которые призваны объединять людей. Есть ли сейчас заинтересованность девелоперов в таких проектах?

Да, интерес у девелоперов безусловно есть, хоть в масштабах страны он пока очень точечный. Мы зачастую работаем с теми застройщиками, у которых есть запрос на создание коммьюнити-центра, есть понимание ценности сообщества среди жителей района, и какие рациональные бизнес-эффекты это принесет.

Другой сценарий, когда для центра выделяются неликвидные коммерческие площади, в уже построенных объектах. Также в последнее время к нам стали обращаться с просьбой запустить проект в торговом центре, чтобы вдохнуть в него новую жизнь и привести покупателей.

А как обстоит ситуация с уже застроенными районами? Ведь выделить отдельное помещение в уже сформированной инфраструктуре весьма сложно

Соседский центр — это не обязательно обособленное помещение или здание. Он вполне может стать новой функцией, которая реализовывается на базе уже существующих институций. Например, библиотеки, местного ресторана, арт-галереи или частного детского сада.

В нашей практике есть хороший тому пример. Мы создали центр на базе районной библиотеки — учреждения, которое в своем традиционном виде, практически утратило актуальность. Однако при внедрении там новых форматов мероприятий — встреч, лекций и других активностей, вокруг библиотеки сформировалось свое сообщество. Что помогло не только решить вопрос позитивного взаимодействия жителей района, но и подарить вторую жизнь заведению.

Что хотят видеть люди, приходящие в соседский центр? Чем они хотят заниматься?

Чтобы запрос сформировался, люди должны понимать, что и так бывает. Мы часто сталкиваемся с радостным удивлением жителей районов, для которых мы организовываем новые форматы взаимодействия. Например, людям в новинку, что может существовать коворкинг для мам, где в соседнем помещении с ее ребенком посидит няня. А во дворе — стоять открытая столярная мастерская выходного дня, где папы с детьми могут с пользой провести время.

В гиперлокальном мире много незакрытых потребностей, «головных болей» разных категорий жителей. Молодых мам, «привязанных» к району; пожилых людей, не ощущающих свою востребованность; молодежи, которой некуда выплеснуть свою энергию. Хочется, чтобы наши эксперименты находили системные решения для закрытия этих «болей».

Очевидно, что для функционирования соседского центра необходимы средства. Каким образом происходит коммерциализация проекта?

В настоящее время бизнес-модель для соседских центров — главный камень преткновения для быстрого масштабирования проекта. Основную часть денег на работу выделяют компании-спонсоры, реализующие корпоративные программы социальной ответственности. Также мы получаем гранты как социальный проект. Есть и отдельные платные мероприятия.

Но мы против того, чтобы вводить полностью платный формат для всех активностей и услуг. В таком случае, соседский центр превратится в чисто коммерческую историю. Если «передавливать» монетизацию сервисов, то можно в корне убить его предназначение — дружеское общение жителей между собой, взаимопомощь и добрососедство. Бизнес-модель соседского центра должна быть сбалансированной и не зависеть от одного источника — это максимально устойчивый формат без «политики и рекламы» и то, к чему мы стремимся.

Сколько соседских центров уже ведут активную работу?

Пока по России их насчитывается не более 10 — это частные культурные центры и соседские клубы. Интерес к теме растет, и я уверен, что в ближайшие годы их количество увеличится.

Ситуация напоминает историю с коворкингами. Когда появились точечные осторожные проекты, многие не верили, что они составят конкуренцию традиционной форме офисной недвижимости. Но прошло два-три года, и в мире уже есть крупные компании-единороги (с капитализацией выше 1 млрд $), выбравшие данную нишу бизнеса. Когда корпорации увидят свой интерес в комьюнити-центрах, их число в стране и мире также на порядок возрастет.

Хороший пример — компания Apple, которая презентовала новую концепцию своей ритейл-сети, где магазины превращаются в площадки для общения и начинают конкурировать с районной кофейней за желание локального сообщества проводить там время.

На конференции «Управление изменениями. Экономика» вы выступаете в секции о развитии территорий будущего. Расскажите, каким его видите вы?

Люди привыкли, что в масштабе мировой/городской экономики от них мало что зависит. А в гиперлокальном мире от человека зависит очень многое. Здесь есть независимые муниципальные депутаты, можно скинуться с соседями и озеленить двор, открыть свой маленький магазин и стать «самым-самым». Как только будет оказано внимание к этой стороне жизни, горожане будут более активно себя вести, возрастет уровень доверия, сформируется социальный капитал. Без этих изменений сложно мыслить категориями городов будущего.

Этим процессам должно способствовать развитие онлайн и оффлайн инструментов для взаимодействия людей на локальном уровне, закрытия сначала их базовых «болей» — общение с управляющей компанией, другими жителями, развитие инфраструктуры и качественного местного бизнеса, а потом и вопросов образования, социализации и самореализации.