16.08.2017
3 минуты на чтение

«Для соцпредпринимателей Cевера крайне важны „длинные деньги“»

Сергей Канавин, исполнительный директор Союза «Северные промышленники и предприниматели» Норильска о том, как строится работа бизнес-инкубатора социальных предпринимателей Арктики.

Сергей Канавин
Сергей Канавин
Фото: из личного архива

— Какова основная цель бизнес-инкубатора социальных предпринимателей Арктики?

Это партнерский проект между «Союзом cеверных промышленников и предпринимателей» города Норильска и «Норникеля», который является основным градообразующим предприятием. Бизнес-инкубатор — не первый наш совместный проект. Основная идея — поддержать социальные бизнес-инициативы на территории региона и помочь воплотить их в жизнь. Норильск стал центром, где проекты, направленные на решение характерных для Cевера трудностей, выносятся на обсуждение и получают консультационную и финансовую поддержку.

Предприниматели присылают заявки на участие, рассказывают о своих идеях для социального бизнеса, участвуют в тематических воркшопах. Лучшие проекты попадают в финал и получают финансирование в виде беспроцентных займов на два года от «Норникеля».

— Какие проблемы Севера решают социальные предприниматели?

Их можно разделить на два блока. Социальные проблемы, актуальные для территории, и те, что относятся непосредственно к определенным группам населения — детям, инвалидам, молодежи и коренным народам Севера. После распада Советского Союза у последней категории образовалось особенно много проблем: алкоголизм, отсутствие работы из-за потери пушного и мясного промыслов и развала рыбсовхозов. В социальных бизнес-проектах создание рабочих мест для коренных северных народов — одна из лидирующих тем.

— Какие направленные на решение этих проблем проекты бизнес-инкубатора уже реализуются?

На Таймырском полуострове сейчас запущен проект по холодной заморозке рыбы, который обеспечил работой целые артели семей в тундре. Летом и осенью идет нерест рыбы, но местным жителям негде было ее хранить. В итоге продукт быстро портился и пропадал. Один из наших предпринимателей предложил установить оборудование для шоковой заморозки и автономных холодильников в тундре на Таймыре. Инициатива получила финансирование. Теперь в летне-осенний период коренные жители загружают холодильники рыбой, а с открытием зимников продукция отправляется дальше на продажу.

— Вы хорошо знакомы с бизнес-средой Норильска: с какими препятствиями сталкиваются социальные предприниматели на Севере?

Характерная головная боль для многих северных территорий — нехватка площадей для работы. В тундре строительство обходится крайне дорого. Это ощутимое препятствие для развития не только общественно значимых проектов, но и бизнеса в целом.

Для социальных предпринимателей крайне важны «длинные деньги». Проекты долго выходят на самоокупаемость, поэтому важную роль играют долгосрочные кредиты с первоначальными налоговыми каникулами и отсрочкой платежей. Тогда проект не превращается в благотворительный, а носит характер социального бизнеса, и кормит основателя.

— Что в этом смысле могут предпринять органы власти, чтобы поддержать такие бизнес-проекты?

Важно, чтобы муниципалитеты внедряли социальных предпринимателей в сферу услуг. Например, по профессиональному уходу за больными или пожилыми людьми. Из разговоров с коллегами и нашими участниками могу точно сказать, что местные социальные предприниматели согласны и хотят помогать государству.

— На что делается акцент при отборе проектов для участия в инкубаторе?

Один из главных критериев — актуальность решаемой проблемы на территории. Проект также оценивается с точки зрения эффективности инструментов, которые направлены на решение проблемы. Если мы видим, что в данной сфере уже присутствует конкуренция, и задачи постепенно решаются, проект скорее всего поддержки не получит.

Кроме того, мы анализируем социальную эффективность решения, которое предлагает предприниматель. Иногда получается так, что проблема актуальна, а пути решения не действенны. Эксперты инкубатора видят убыточность проекта и рекомендуют не запускать его.

— А какая социально-важная инициатива среди участников инкубатора оказалась убыточной с коммерческой точки зрения?

Была идея построить молочный завод в поселке в тундре, чтобы потом развозить продукцию на оленьих упряжках и снегоходах по ближайшим населенным пунктам. На данный момент в отдаленные северные территории молочную продукцию завозят, что, безусловно, влияет на цены. Однако мы пришли к выводу, что ввоз молока все-таки более выгоден. Кроме того, продукция сейчас хранится долго.

В итоге проекту было отказано именно из коммерческих соображений. Строительство и содержание завода стоит очень дорого. В условиях севера большие финансовые расходы идут на топливо, что в итоге привело бы к провалу такой бизнес-инициативы.

— Сколько поступает заявок на участие в инкубаторе? И что происходит с участниками после завершения проекта?

Последний набор собрал около 70 желающих начать социальный бизнес. Сначала они прошли курс «Социального предпринимательства» в рамках благотворительной программы «Мир новых возможностей» компании «Норникель», который касался ведения дела, налогов, набора персонала. В итоге порядка десяти идей дошли до финала обучения. Далее проекты участников прошли инвестиционную сессию, где эксперты решали, какие инициативы получат финансирование.

Со многими предпринимателями мы поддерживаем связь и оказываем постоянную консультационную помощь. Пока трудно судить, какие именно проекты инкубатора наиболее успешны. Социальному бизнесу требуется больше времени, чтобы прочно встать на ноги.